Размер шрифта: A AA Цвет фона: Изображения: выкл. вкл.
Нравится

Заказать обратный звонок

Оставьте ваши данные
и мы Вам перезвоним в ближайшее время!

  • Регистрация абитуриентов лингвистического университета
  • МИИЯ онлайн
  • МосИнЯз - TV
  • Е-Студент. E-Student. Демо
Сегодня 17 ноября 2017 года

ПАРАДОКСЫ ЯЗЫКОВОГО СОЗНАНИЯ БЕЛОРУСОВ, ИЛИ КАК БЕЛОРУСЫ ЯЗЫК ВЫБИРАЮТ

Савко М.В.
Белорусский государственный университет
Минск, Беларусь
В октябре 2009 года в Беларуси была проведена очередная перепись населения. «Языковой» вопрос вызвал множество споров еще до того, как переписчики стали задавать его жителям республики. Не касаясь далекого прошлого, сосредоточим свое внимание на последнем десятилетии взаимоотношений русского и белорусского языков на территории Беларуси.
Пунктирно очертим языковую ситуацию в Беларуси. Два языка — белорусский и русский — имеют статус государственного. Белорусский язык представлен литературным и народно-диалекным вариантами. Литературный белорусский в свою очередь имеет две разновидности: стандартизированная «наркамовка» (реформа 1933 г.) и неофициальная «тарашкевица» (Б.Тарашкевич, 1918 г.), которые по сути своей перешагнули рамки вариантов орфографии и являются уже скорее вариантами белорусского языка.
Русский язык более однороден, представлен литературным языком и его субстандартами: городским арго и просторечием со значительным влиянием белорусского субстрата [Мечковская 2008: 86]. Однако степень владения литературным русским варьируется, имеет место так называемый «белорусский акцент». В белорусском РЯ все более заметны тенденции регионализации [Мечковская 2008: 188–189].
Помимо русского и белорусского языков существует «трасянка» — смешанная форма речи, «креолизированный вариант белорусского языка» [Цыхун 2000: 52], «конгломерат идиолектов» [Мечковская 2008: 86].
Данные о распределении населения РБ по национальности и языкам, полученные в рамках предыдущей переписи (1999 г.), выявили определенную парадоксальность языкового сознания белорусов. Согласно статистике 85,6% белорусов считают родным белорусский язык, но только 41,3% назвали его языком, на котором обычно разговаривают дома, 58,6% опрошенных языком домашнего общения назвали русский [БЕЛСТАТ].
Исследование «Русский язык в новых независимых государствах», проведенное в 2007г. по инициативе фонда «Наследие Евразии», показало, что русский язык называют языком общения в семье 62% опрошенных белорусов, с друзьями и знакомыми вне работы – 64%, на работе и по месту учебы – 75%. При этом 83% респондентов считают свой уровень владения русским языком достаточным и не хотят его повышать. Кроме того белорусы предпочитают чтение прессы (59%), просмотр телепередач (89%) на русском языке [РЯ в ННГ].
В 2009 г. Информационно-аналитический центр при Администрации Президента Беларуси провел исследование «Мнение граждан Беларуси о расширении применения белорусского языка в жизни общества». Как сообщило БЕЛТА, согласно результатам абсолютное большинство в повседневной жизни использует русский язык (72%), однако подавляющее большинство жителей в той или иной степени владеют также и белорусским языком. Значительная часть респондентов связывает с белорусским языком воспитательные и патриотические задачи [БЕЛТА].
Таким образом, главный парадокс заключается в том, что белорусы считают белорусский язык родным, видят в нем воспитательную и патриотическую значимость, но на деле предпочитают русский язык. Как справедливо замечает Н.Б. Мечковская, у белорусского языка есть своя функциональная ниша — «национально-языковой символизм», т.е. символические функции белорусского языка существенно более сильны, чем функции коммуникативные [Мечковская 2008: 88–89].
В некотором роде парадоксальна и политика государства по отношению к белорусскому языку. Как не вспомнить высказывание главы государства о бедности белорусского языка. Но при этом выделяются деньги на развитие белорусской культуры, а уличные щиты и стенды пестрят слоганами «За Беларусь», «Мы беларусы!», «Беларускае — самае маё» и т.д. В данном контексте следует выделить и тот факт, что белорусский язык стал в свое время языком оппозиции. Государственный язык превратился в «оппозиционный». До сих пор выбор языка несет в себе и некоторый политический подтекст.
В целом выбор белорусского языка оказывается семиотически более маркированным. Человек выбирает более узкий канал связи (не все владеют белорусским языком), автоматически относит себя к меньшинству (большинство использует русский язык).
Удивительной (если не парадоксальной) может показаться и внутренняя разобщенность сторонников белорусского языка, хотя в историческом срезе она вполне объяснима. Сосуществование (порой переходящее в противостояние) «наркамовки» и «тарашкевицы» как вариантов белорусского языка усложняет выбор: белорусам приходится определяться не только с языком, но еще и с его вариантом. Кроме того, отчасти возрождается (или продолжается) забытая традиция использования латиницы (белорусской «латинки»), которая становится всё популярнее особенно среди пользователей Интернета [Мечковская 2003: 47–63].
Таким образом, при узаконенном равноправии белорусского и русского языков, белорусский язык «проигрывает» русскому по своей коммуникативной значимости и престижности. У белорусов есть стремление быть понятными и понятыми, однако есть страх перед ассимиляцией и полным поглощением другой культурой. В белорусском сознании язык остается символом самой нации, подтверждением её существования.
Литература
  1. БЕЛСТАТ: Национальный статистический комитет Республики Беларусь. Распеделение населения Республики Беларусь по национальности и языкам в 1999 году // http://belstat.gov.by/homep/ru/perepic/p6.php
  2. БЕЛТА: Белорусское телеграфное агентство. Подавляющее большинство жителей Беларуси владеют белорусским языком – социсследование // http://www.belta.by/ru/news/society?id=422619
  3. Мечковская Н.Б. Зачем одному народу две азбуки? (Кириллица и латинка в коллизиях белорусского возрождения) // Белорусский язык: Социолингвистические очерки. München, 2003. – С. 47–63.
  4. Русский язык в новых независимых государствах: состояние и перспективы. Аналитический отчет // http://www.eurasiamonitor.org/rus/research/event-150.htm
  5. Мячкоўская Н.Б. Мовы і культуры Беларусі: Нарысы. Мн., 2008 – 347 с.
  6. Цыхун Г.А. Крэалізаваны прадукт: Трасянка як аб’ект лінгвістычнага даследавання // ARCHE–Скарына, 2000, № 6. С. 51–58.
Тезисы конференции
Линия Лингвистического университета