Размер шрифта: A AA Цвет фона: Изображения: выкл. вкл.
Нравится

Заказать обратный звонок

Оставьте ваши данные
и мы Вам перезвоним в ближайшее время!

  • Регистрация абитуриентов лингвистического университета
  • МИИЯ онлайн
  • МосИнЯз - TV
  • Е-Студент. E-Student. Демо
Сегодня 18 октября 2021 года

Информация
Конференции
Интересный МИИЯ
Межвузовская научная конференция студентов и аспирантов ИИЯ с участием школьников Лингвистической школы-лицея
XII МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ШКОЛЬНИКОВ «ЯЗЫК И МИР»
ПРЕМЬЕРА! ПРЕМЬЕРА! ИГРАЕМ ШЕКСПИРА! ИГРАЕМ МОЛЬЕРА!
Литературная гостиная 2017 была проведена в музее-театре «Булгаковский дом»
Лингвистическая школа МИИЯ в Великобритании
Выпуск МИИЯ 2014
V МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
«ЯЗЫК, КУЛЬТУРА, ОБЩЕСТВО/РУССКО-АНГЛИЙСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ»
Лондон, 5-6 августа 2014 г.
Лондонский Университет и Московский институт иностранных языков
Выпуск МИИЯ 2014
Выпуск МИИЯ 2014
Фотоотчёт
Выпуск МИИЯ 2014
Итоги олимпиады по английскому языку «Мост-Bridge - межкультурный диалог» - 2014
Фотоотчёт
Итог олимпиады по английскому языку «Мост-Bridge - межкультурный диалог» 2014
28 июня 2014 г. в 12:00
ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ
в Лингвистической школе
День открытых дверей в Лингвистической школе
25 апреля 2014 г.
ШЕКСПИРОВСКИЕ ЧТЕНИЯ
ШЕКСПИРОВСКИЕ ЧТЕНИЯ
Сотрудничество с Мичиганским университетом
Американские экзамены. Экзамены Мичиганского Университета
Литературная гостиная МИИЯ
продолжает традицию проведения поэтических семинаров
Литературная гостиная МИИЯ продолжает традицию проведения поэтических семинаров
МИИЯ удостоен награды Экзаменационного департамента Кембриджского университета
МИИЯ удостоен награды Экзаменационного департамента Кембриджского университета
Семинар “Testing skills: why and how?” в МИИЯ
Семинар “Testing skills: why and how?” в МИИЯ
Проректор МИИЯ по международным связям и связям с общественностью А.Володарский вручил международные сертификаты студентам КФУ
Проректор МИИЯ по международным связям и связям с общественностью А.Володарский вручил международные сертификаты студентам КФУ
Выпуск МИИЯ 2013
Фотоотчёт
Выпуск МИИЯ 2013
Итоги олимпиады по английскому языку «Мост-Bridge - межкультурный диалог» - 2013
Фото и видеоотчёт
Итог олимпиады по английскому языку «Мост-Bridge - межкультурный диалог» 2013
Договор о сотрудничестве.
МГЮА и МИИЯ заключили договор о сотрудничестве
Договор о сотрудничестве
Выпуск МИИЯ 2012
фотоотчет
видеоотчет
Выпускники МИИЯ 2012
Итоги олимпиады по английскому языку «Мост-Bridge - межкультурный диалог» - 2012
Фото и видеоотчёт
Итог олимпиады по английскому языку «Мост-Bridge - межкультурный диалог» 2012
26 апреля 2012 г.
МЕЖВУЗОВСКАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТУДЕНТОВ и АСПИРАНТОВ
МЕЖВУЗОВСКАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТУДЕНТОВ и АСПИРАНТОВ
23 апреля 2012 г.
ШЕКСПИРОВСКИЕ ЧТЕНИЯ
ШЕКСПИРОВСКИЕ ЧТЕНИЯ
ФОНЕТИЧЕСКИЙ КОНКУРС
кафедры французского языка
Фонетический конкурс кафедры французского языка
ОТКРЫТАЯ ЛЕКЦИЯ
профессора Ноттингемского университета Рональда Картера
Открытая лекция профессора Ноттингемского университета Рональда Картерав МИИЯ
Пятнадцатый выпуск МИИЯ
Выпускники МИИЯ 2011
Итоги олимпиады по английскому языку «Мост-Bridge - межкультурный диалог»
Фотоотчёт вручения сертификатов Кембриджского университета участникам первого тура олимпиады
Итог олимпиады по английскому языку «Мост-Bridge - межкультурный диалог» 2011
Филологические чтения
Доклад профессора Сандры Кларк
«Макбет и сестры-предсказательницы: язык и смысл»
Филологические чтения в МИИЯ. Доклад профессора Сандры Кларк «Макбет и сестры-предсказательницы: язык и смысл»
Неделя восточных языков и культур
Неделя восточных языков и культур в МИИЯ
Круглый стол
«Роль немецких, испанских и французских участников сопротивления в победе над нацистской Германией»
Круглый стол в МИИЯ. «Роль немецких, испанских и французских участников сопротивления в победе над нацистской Германией»
Шекспировские чтения
Шекспировские чтения в МИИЯ 2011
МЕЖВУЗОВСКАЯ
НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
СТУДЕНТОВ и АСПИРАНТОВ
Межвузовская Научная Конференция студентов и аспирантов в МИИЯ 2011
Филологические чтения
Доклад М. И. Чернышёвой
«О.Н. Трубачёв - выдающийся славист
нашего времени»
Филологические чтения в МИИЯ. Доклад М. И. Чернышёвой «О.Н. Трубачёв - выдающийся славист нашего времени»
Семинар
«Шарль де Голль – великий гражданин Французской Республики»
Семинар французской кафедры МИИЯ. «Шарль де Голль – великий гражданин Французской Республики»
Круглый стол
«Социально-экономические вопросы современности. Взгляд молодёжи»
Круглый стол в МИИЯ. «Социально-экономические вопросы современности. Взгляд молодёжи»
Круглый стол
«Роль немцев в победе
над нацистской Германией»
Круглый стол в МИИЯ. «Роль немцев в победе над нацистской Германией»
Международная конференция
«Язык, культура, общество
(русско-английские исследования)»
Международная конференция «Язык, культура, общество (русско-английские исследования)»
Международная научно-практическая конференция «Родной язык в современном обществе: взгляд молодых»
Международная научно-практическая конференция «Родной язык в современном обществе: взгляд молодых»
Фестиваль русской поэзии на иностранных языках!
Фестиваль русской поэзии на иностранных языках!
Учебное пособие
«Язык и творчество Шекспира»
Учебное пособие «Язык и творчество Шекспира»
Ректор Института иностранных языков, академик РАЛН Э.Ф. Володарская приняла участие в презентации Словаря истории русских слов...
Ректор Института иностранных языков, академик РАЛН Э.Ф. Володарская приняла участие в презентации Словаря истории русских слов.
V Международная научная конференция "Язык, Культура, Общество" Московский институт иностранных языков, Российская академия лингвистических наук, Российская академия наук...
V Международная научная конференция «Язык, Культура, Общество». Московский институт иностранных языков, Российская академия лингвистических наук, Российская академия наук

«««« назад



СЕКЦИЯ 1
РУССКИЙ ЯЗЫК В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ (РУССКИЙ ЯЗЫК КАК НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЯЗЫК РУССКОГО НАРОДА, РУССКИЙ ЯЗЫК НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ, РУССКИЙ ЯЗЫК КАК ОДИН ИЗ МИРОВЫХ ЯЗЫКОВ)

SECTION 1
RUSSIAN IN MODERN TIMES (RUSSIAN AS THE NATIONAL LANGUAGE OF  RUSSIANS; RUSSIAN ON THE POST-SOVIET REGIONS; RUSSIAN AS A WORLD LANGUAGE)



Эволюция образовательного статуса русского языка в Республике Армения
Г. Г. Амбардарян,  А.Ф. Аветисян
Гюмрийский государственный педагогический институт им. М. Налбандяна (Армения)

The Evolution of the Educational Status of the Russian language
in the Republic of Armenia
G.G. Ambardaryan, A.F. Avetisyan
Gyumri State Pedagogical Institute named after M. Nalbandyan (Armenia)

Summary. Nowadays the Russian language has got the status of foreign language in Armenia. The increasing value of the Russian language and culture in modern society is estimated in the official documents. Today, in Armenia there are 1500 Armenian-Russian enterprises, 40 schools practice the Russian language as the major one. The situation with the Russian language is changing for the letter.

Российско-армянские гуманитарные связи имеют исторические корни и в настоящее время находятся в Армении на высоком уровне. За последние два десятилетия прошлого века положение русского языка в бывших союзных республиках СССР изменилось: русский язык потерял статус официального языка, затем приобрел статус языка межнационального общения, ныне он имеет статус иностранного языка.
В Армении отношение к России, к русскому языку, к русской культуре и к носителям этого языка всегда было и остается добрым во всех отношениях. Свободное владение русским языком подчеркивает образованность армянской нации, создает более широкие возможности для пропаганды армянской литературы, истории, науки, а, следовательно, и армянского языка.
Статус русского языка на пространстве СНГ и в других странах мира определяется в зависимости от того, какие функции он выполняет, для каких целей и в каких сферах используется, какие коммуникативные потребности пользователей удовлетворяет.
Русский язык в Армении традиционно имеет сильные позиции. Многовековая общая история предопределила особое отношение армянской интеллигенции к русскому языку не только как к средству межнационального общения, но и как к одному из способов продвижения армянской культуры в современное европейское пространство.
Армяно-российские культурные связи и первые упоминания об армянах восходят к XI веку. В рассказе монаха Киево-Печерского монастыря Поликарпа упоминается  о блаженном Агапите – армянине, пользовавшемся в Киеве репутацией хорошего врача. Первые армянские поселения на Руси были на территории Киева, и состояли в основном из ремесленников, купцов, врачевателей. Материальные свидетельства о жизни армян, остались даже сейчас в храме святой Софии Киевской, где можно увидеть на стенах выцарапанные армянские граффити со словами молитв и просьбами к святым.
Первое русское художественное произведение на армянскую тему – сказочная «Повесть о Бове Королевиче» (XVI – XVII вв.). Армянские поселения стали возникать в Москове, в Новгороде, в Астрахани, а позднее в Петербурге.
Огромную роль в судьбе армян сыграл Петр I. Из Петровского Указа от 2 марта 1711 года: «Армян, как возможно приласкать и облегчить им участь, в чем пристойно, дабы тем подать охоту для большего их приезда».
Большое количество упоминаний об армянах встречается в произведениях поэтов периода правления Екатерины II – В. Петрова, В. Рубана, а также в сочинениях В. Татищева, А.Н. Радищева, Н.М. Карамзина.
Плодотворной была деятельность известного в России рода Лазаревых – Абамеликов. В 1815 году в Москве было основано знаменитое «Армянское Училище Лазаревых», на базе которого уже в 1825 году был создан Московский Лазаревский институт восточных языков.
Развитие любого языка обусловлено лингвистическими и экстралингвистическими факторами и языковой политикой, которая представляет собой для любого государства сложнейшую многоаспектную проблему, поиск решения которой ведется постоянно, а компромисс в данном вопросе требует колоссальных усилий.
Э.А. Григорян, М.Г. Даниелян отмечают: «Понятие языковая политика имеет два плана. С одной стороны, это законодательное регулирование языков, с другой стороны – это попытки общества воздействовать на состояние языка. Языковое законодательство должно учитывать реально сложившуюся языковую ситуацию. Современные политики под языковой политикой понимают факт регламентирования языков» [2, 4].
О возрастающей роли русского языка и культуры в современном обществе подчеркивалось и в официальных документах. Об отношении правительства республики Армения к русскому языку свидетельствует государственная концепция «Русский язык в системе образования и культурно-общественной жизни РА», принятая 16 сентября 1999 года, № 48. В ней четко прослеживается мысль о том, что в современных условиях развития Республики Армения изучение русского языка служит не только приобщению к культурным ценностям других народов, но вместе с тем и более глубокому пониманию культурных ценностей своего народа.
В соглашениях, подписанных между Министерством образования и науки РА и Министерством образования РФ от 2001 и 2004 года, отмечается о сотрудничестве и взаимном признании документов. Основные параметры языкового образования обозначены в соответствующих материалах Совета Европы.  В марте 2002 года был подготовлен законопроект, который предлагал ввести в статью «Закона о языке» поправки: «В Республике Армения поощряется использование русского языка, а также распространение европейских языков» и «Граждане Республики Армения свободны в выборе общеобразовательного учебного заведения для обучения своих детей».
Сегодняшнее правительство Армении проводит политику, лишенную антирусских проявлений. В основном это предопределено множеством причин, особенно чисто политических и экономических. В российско-армянское межрегиональное сотрудничество вовлечены практически все области Армении, порядка 70 российских регионов имеют торгово-экономические и гуманитарные связи с Арменией. В Армении действуют 1500 армяно-российских предприятий. Tем самым усиливается международный интерес к российскому рынку, а, следовательно, и к русскому языку.
Возрастанию статуса русского языка в Армении способствовал 2007 год, объявленный  Годом русского языка в мире. Торжественная церемония открытия «Года русского языка в мире» в Армении состоялась 8 февраля 2007 году в Генконсульстве России в Гюмри (бывший Ленинакан), втором по значимости городе Армении. Выбор места проведения был мотивирован достижениями русистов Гюмрийского пединститута им. Микаэла Налбандяна, так как студенты данного вуза  шесть раз занимали первое место на  межвузовском фестивале-конкурсе «Мы читаем, говорим, поем по-русски» среди 33 вузов Армении и Арцаха.
А в 2006 году 20-ого октября в Гюмрийском государственном педагогическом институте им. М. Налбандяна было открытие Года русского языка в Гюмри (за 2 месяца до объявления президентом России Года русского языка). Объявление Года русского языка в Гюмри глубоко закономерно, так как данный город имеет определенный геополитический фактор – это город стратегического назначения и древних лингвистических традиций. Данными мероприятиями мы стараемся восполнить тот вакуум, который образовался между государственным статусом и реальной востребованностью русского языка.
Парламент Армении 23 июня 2008 года на внеочередном заседании рассмотрел поправки к Закону о языке и к Закону об образовании. В частности, среди предложений Правительства Армении – открытие иноязычных школ в республике. Вместе с тем, как рассказал в интервью «Голосу России» член Республиканской партии, Председатель Комиссии по вопросам науки, образования, культуры молодежи и спорта Национального собрания Армении А. Давтян, в этих двух законах есть императив, устанавливающий, что обучение и воспитание проводится только на армянском языке. Не разрешается проведение альтернативных программ – международных, экспериментальных или других каких-либо программ для граждан Республики Армения и для их детей на русском языке, на английском языке или на любом языке, кроме армянского. Данные поправки были обсуждены парламентом.
Русский язык на территории  СНГ является не только средством коммуникации, но и идеологическим, нравственным, культурным фактором. Именно русский язык обеспечивает информационное и культурное поле.
Ныне в Армении русский язык объявлен иностранным языком наравне с английским, французским, немецким и др. Изучение иностранных языков способствует гармоничному развитию нашей нации. Но русский язык воспринимается нами  не как иностранный, а как второй родной язык, потому что он пластовался в самосознании армянской нации на протяжении веков. Изучение русского языка для нас, армян, − национальная необходимость. Это язык духовности. Никакой закон о языке не может изъять из самосознания и подсознания народа то, что пластовалось тысячелетиями, ведь армянский и русский языки относятся к индоевропейской семье и лучшие в мире слова «мать» и «сердце» возникли из единого праязыка. Россия воспринимается нами не как этнографическая или историческая данность, а как духовно-нравственный континент, формирующий самосознание армянского народа. Ключевым вектором наших усилий должно стать укрепление позиций русского языка в мире, углубление духовных связей Армении с Россией.
С.Т. Золян справедливо отметил: «Русский язык, по крайней мере в СНГ, не только средство коммуникации, но прежде всего носитель соответствующей культуры. Поэтому английский, который выступает только как средство коммуникации, принципиально не в состоянии заменить русский там, где пропадает русский, он не замещается английским, там образуется вакуум. Русский не только обеспечивает коммуникацию, но и является носителем смыслов, если не общих, то понятных и взаимопереводимых на пространстве СНГ» [3, 15].
Русский язык воспринимается не как инструмент перевода и обслуживания определенных коммуникативных потребностей пользователей, а как нечто большее, что привносит с собой определенные культурные ценности.
Неоспорим и тот факт, что знание русского языка имело и будет иметь особое значение для научных работников, специалистов и  всей интеллигенции, ибо, если наши специалисты не владеют международными языками все новейшее, что появляется, становится для них недоступным.
В Армении в настоящее время проживает около 12 тыс. русских, при этом 13% населения Армении считает русский язык родным, в связи с этим вопрос о статусе русского языка в Армении становится  очень актуальным.
Во многих странах СНГ отмечается понижение статуса русского языка. В этом отношении ситуация в Армении отличается принципиально. По данным Министерства образования и науки РА, из 1435 государственных армянских школ 62 имеют классы с русским языком обучения.
Как уже отмечалось, ситуация с русским языком в Армении отличается в лучшую сторону. Этому способствует и активное участие России и Армении в Болонском процессе.
В 1998 году четырьмя министрами образования, участниками празднования 800-летия Сорбонского университета было подписано Болонское соглашение. Через год в г. Болонья представителями 29 стран была подписана Болонская декларация, принявшая решение о создании Европейского пространства высшего образования. Россия присоединилась в 2003 году, Армения – в 2005 году. В настоящее время в работу болонского процесса включились 47 стран-участниц. Болонский процесс – это феномен, имеющий отношение к внутренней и внешней политике его стран-участниц. Он глубоко затрагивает экономическую, социально-культурную и политическую сферы жизни.
В последние годы наметилась тенденция к возрождению исторически сложившихся отношений дружбы и взаимопонимания между нашими народами во всех областях: от политического и военного союза до научного и культурного сотрудничества. Языковая ситуация в республике стабилизировалась. В настоящее время в Армении во всех школах дети изучают русский язык с первого-второго класса, в армянских школах есть русские классы, во всех областях трудовой деятельности увеличился спрос на специалистов, хорошо владеющих русским языком. Поднялся престиж тех факультетов, которые готовят русистов.
Во всех вузах Армении русский язык является обязательным предметом и проходят в течение двух лет, 4 семестра, в каждом семестре по 32 часа, в среднем объеме 128 часов. Количество часов по русскому языку регулируется госстандартами и автономным решением каждого вуза.
В Армении подготовка русистов (в очной и заочной формах) ведется в 6 вузах: Ереванский государственный университет (ЕГУ); Ереванский государственный лингвистический университет им. В.Брюсоваа (ЕГЛУ); Российско-Армянский (Славянский) государственный университет (РАУ); Армянский государственный педагогический университет (АГПУ); Гюмрийский государственный педагогический институт (ГГПИ); Ванадзорский государственный педагогический институт (ВГПИ). Из данных вузов только в трех вузах готовят учителей-русистов: Армянский государственный педагогический университет (АГПУ); Гюмрийский государственный педагогический институт (ГГПИ); Ванадзорский государственный педагогический институт (ВГПИ). В Армении увеличилось  количество учителей русистов: в 2008 году было 1500, а в 2013 году уже около 3000.
Современный уровень развития общества, перестройка системы высшего образования, предъявляют высокие требования к учителям-русистам. Образовательный процесс начала ΧΧΙ века ориентирован на формирование личности с высокой культурой общественного сознания, с высоким интеллектуальным и нравственно-этическим уровнем, на готовность к межкультурному общению.
Конец ΧΧ века и начало ΧΧΙ ознаменовались новым взглядом на языки. Конкурентоспособность любой страны определяется способностью интегрироваться в мировое социально-экономическое пространство. Устойчивость развития страны зависит от квалифицированных специалистов, владеющих современными технологиями.

Литература

  1. Васильева Т.В., Ускова О.А., Саакян Л.Н. Русский язык в социокультурном контексте Армении: взгляд из России. Материалы ΙΙ Международной научно-практической конференции преподавателей русского языка Армении, России и других стран СНГ, Ванадзор, 2011.
  2. Григорян Э.А., Даниелян М.Г. Языковая политика и языковая практика в современной Армении. Журнал «Русский язык в Армении» № 5, Ереван, 2008.
  3. Золян С.Т. Русский язык и культурно-цивилизованное пространство СНГ, материалы Международной научной конференции «Проблемы функционирования русского языка в Республике Армения», 2006.
  4. Русский язык − важнейший инструмент мира и поликультурного воспитания. Материалы региональной конференции, Ереван, 2005.
  5. Топузян А.О. Новые подходы к обучению русскому языку в РА. Журнал «Русский язык в Армении» №1, Ереван, 2000.

К вопросу о национально-культурной специфике фразеологизмов в русском языке:
лингвокультурологический аспект
Э.К. Иманбекова
Евразийский национальный университет  им. Л.Н. Гумилева (Казахстан)

Cultural identity of phraseology: cultural linguistics aspect
E.K. Imanbekova
L.N. Gumilyov Eurasian National University (Kazakhstan)

Фразеологизмы как языковое явление представляют собой определенную систему соотносительных и взаимосвязанных со словами и друг с другом единиц, они должны исследоваться с самых различных сторон. В лингвистике во фразеологизмах изучены их семантическая слитность и стилистическое использование в художественной литературе и публицистике.
Вместе с тем сейчас определились новые подходы к изучению фразеологических единиц разной степени сложности: комплексное решение проблемы перевода с одного языка на другой; изучение диалектной фразеологии; сравнительное изучение фразеологизмов в близкородственных и неродственных языках; лингвострановедческий подход к выявлению фразеологической семантики; рассмотрение фразеологических оборотов в плане отражения в них взаимодействия языка и культуры.
Во фразеологизмах отражается национальный менталитет, национальное мировосприятие носителей языка. На основе исследования национально-специфического компонента в содержании лексических единиц возникла и развивается молодая наука – лингвокультурология, которая по мнению В.Н. Телия, исследует, прежде всего, живые коммуникативные процессы и связь используемых в них языковых выражений с синхронно действующим менталитетом народа [1, с. 218]. Исследователь считает, что основная задача лингвокультурологии применительно к материалу фразеологии – исследование и описание механизмов, на основе которых осуществляется взаимодействие фразеологизмов как единиц естественного языка с культурной семантикой «языка» культуры.
Лингвокультурологический аспект проблемы «язык и культура» получил разностороннее освещение в целом ряде работ теоретического и практического характера: Е.Ф. Тарасов, W. Eismann, А.М. Мелерович, В.М. Мокиенко, Т.Г. Никитина и др. Лингвокультурологический подход в обучении иностранным языкам демонстрирует большие потенциальные возможности языкового пути познания страны изучаемого языка, ее культуры и вместе с тем формирует позитивную установку обучающихся по отношению к данной стране, ее народу, способствует воспитанию толерантности в межэтнических контактах.
В казахстанской русистике проблема  взаимоотношений языка и культуры разрабатывалась прежде всего в трудах М.М. Копыленко. В фундаментальном труде «Основы этнолингвистики» ученый соглашается с мнением А.М. Эмирова о том, что «культурно-историческая информация содержится во внутренней мотивировке фразеологизмов - в буквальном прямом значении свободных сочетаний-прототипов фразеологизмов, составляющих их слов» [2]. И далее М.М. Копыленко делает вывод, что «фразосочетания различной степени идиоматичности и паремии в целом, как и лексемы, их образующие, представляют благодатное поле для углубленного постижения особенностей жизненного уклада, духовной культуры и мыслительной энергии этносов» [2, с. 41].
Соотнесение с тем или иным культурным кодом составляет содержание национально-культурной коннотации. Механизм возникновения коннотаций связан с яркой внутренней формой слова, на базе которой возникают наиболее устойчивые ассоциации, образующие мотивирующую основу для возникновения коннотации, прямое значение слова выступает как внутренняя форма по отношению к переносному. Еще Б.А. Ларин в «Очерках по фразеологии» в отношении семантики фразеологизмов высказывал следующее: «Самым существенным и решающим условием преобразования простого речения в идиоматическое было семантическое обогащение, называемое метафоризацией, сущность которого в расширении и обобщении значения в сторону образной типичности» [3, с. 5].
В.Н. Телия предлагает свой способ интерпретации национально-культурных смыслов языковых единиц – с позиции внутреннего наблюдателя, «изнутри» языка, так как «обращение к материалу одного языка… позволяет уловить характерные для данного языкового отображения тенденции, связанные с обычными для определенного языкового коллектива ассоциациями» [4, с. 174].
Лингвокультурология, по В.А. Масловой, исследует и исторические, и современные языковые факты сквозь призму духовной культуры.
При рассмотрении русской фразеологии В.А. Маслова выдвигает следующие исходные принципы:
1) во многих фразеологизмах отражается национальная культура;
2) во внутренней форме ФЕ хранится культурная информация;
3) важным при выявлении культурно-национальной специфики является вскрытие культурно-национальной коннотации.
Всякий фразеологизм, с точки зрения В.А. Масловой, - это текст, т.е. хранитель культурной информации. Фразеологический компонент языка не только воспроизводит элементы и черты культурно-национального миропонимания, но и формирует их. Каждый фразеологизм, если он содержит культурную коннотацию, вносит свой вклад в общую мозаичную картину национальной культуры. Исследователь, подводя итог сказанному, отмечает, что фразеологизмы прямо (в денотате) или опосредованно (через соотнесенность ассоциативно-образного основания с эталонами, символами, стереотипами национальной культуры) несут в себе культурную информацию о мире, социуме. Поэтому ФЕ своего рода «кладезь премудрости» народа, сохраняющий и репродуцирующий его менталитет, его культуру от поколения к поколению [5, с. 87-88].
Спорным до сих пор остается вопрос о том, какие фразеологические единицы считать обладающими национально-культурной спецификой. Д.О. Добровольский представляет два крайних взгляда на эту проблему. Так, согласно первой точке зрения национально-культурный компонент фразеологизмов усматривается только в значении так называемых слов-реалий типа самовар, лапти, щи и, соответственно, в идиомах и мы не лаптем щи хлебаем, ездить в Тулу со своим самоваром и т.д. Однако автор полагает, что такое сужение объема фразеологических единиц как объекта лингвокультурологического интереса недостаточно обосновано. Согласно другой точке зрения, в понятие национально-специфических единиц включен широкий круг языковых явлений [6]. Эта точка зрения восходит к идеям В. фон Гумбольдта о внутренней форме языка и воплощении в языке «духа нации», которые получили свое развитие в работах других ученых.
В.Н. Телия также неоднократно в своих трудах указывала на то, что различные фразеологизмы, как лингвокультурные единицы, по-разному отражают культуру. Отдельно она выделяет группу фразеологизмов, в которых национальная специфика связана с денотативным аспектом их значения, иными словами, с их культурно-предметной отнесенностью к реалиям. В их число входят прежде всего фразеологизмы, имеющие компоненты-названия предметов национальной культуры и истории:
- национальные блюда - щи, блины, квас, кисель - лаптем щи хлебать ‘жить, прозябать в нищете, невежестве; быть отсталым, некультурным’, печь как блины ‘создавать что-либо быстро и в большом количестве’, за семь верст киселя хлебать ‘далеко и попусту идти, ехать, тащиться куда-либо’;
- факты, отражающие быт народа, – лапти, печка, лавочка, изба: печки-лавочки ‘близкое, короткое знакомство’, выносить сор из избы ‘разглашать где-либо или кому-либо то, что касается узкого круга лиц и чего не должны знать другие’;
- события, рассказывающие об истории народа: мамаево  побоище ‘крупная ссора, драка; беспорядок, разгром’, коломенская верста ‘человек очень высокого роста’, во всю ивановскую ‘очень громко кричать’;
- имена собственные - показать кузькину мать ‘проучить, жестоко наказать кого-либо’, куда Макар телят не гонял ‘очень далеко, в самые отдаленные места’, филькина грамота ‘пустая, ничего не значащая бумажка’.
Большую часть фразеологического корпуса языка составляют ФЕ, имеющие иные семантические особенности, национально-культурная специфика которых определена их коннотацией, образно-ассоциативными связями. Это прежде всего образно-эмотивные фразеологизмы, в которых образное основание является наиважнейшим.
Охарактеризуем подробно языковой механизм возникновения значения таких фразеологизмов. Культурная информация заложена во внутренней форме фразеологизма, так как в ней присутствуют «следы» культуры – мифы, архетипы, обычаи и традиции. Выражение не все коту масленица ‘удовольствия, везенье, счастье долго продолжаться не могут, настанут и трудные времена, будут и неприятности’ связано со старинным языческим праздником на Руси - Масленицей. Выражение собственно русское, оно возникло путем усечения пословицы Не все коту Масленица, будет и Великий пост. Этот праздник сопровождался блинами, катанием на санях, гуляньями и т.д. Во время таких праздников остатки с хлебосольного хозяйского стола доставались и домашним животным. Таким образом, первоначально возникает ситуация, соответствующая буквальному значению ФЕ, за которой закрепляется указанное содержание. С фразеологизмом устойчиво связывается культурная информация: человеку не может долго везти, поэтому надо думать о будущем, так как могут настать и тяжелые времена. В ходе анализа приведенного примера можно увидеть, что первоначально возникшая ситуация впоследствии ассоциативно переосмысляется, т.е. вырабатывается образ фразеологизма на основе первичных значений слов, называющих прототипные обстоятельства. Именно эти первичные значения сохраняют в образе свой отпечаток. Таким образом, рождается внутренняя форма фразеологизма, где и заключается первостепенная информация, объединенная с культурой.
Таким образом, лингвокультурные единицы отражают национальные особенности концептуализации действительности, специфические когнитивные механизмы, истоки которых лежат в особенностях мифологического, образного метафорического восприятия объективной реальности. Кроме того, национальная специфика отражена в культурно-национальной коннотации, передающей своеобразие языковой концептуализации реального мира носителями культуры. Они нередко воссоздают эталоны, символы, стереотипы, особенности архетипического мышления народа. К ним можно отнести русские ФЕ типа голова варит, голова забита, пустая голова, светлая голова, голова соломой набита, дубовая голова, дурья голова, дырявая голова, голова на плечах, голова садовая, где голова – языческий символ ума, или ФЕ как гора с плеч <cвалилась>, сбрасывать с плеч, с плеч долой, с чужого плеча, висеть на плечах, голова на плечах, косая сажень в плечах, взваливать на плечи, перекладывать на плечи, плечо в плечо, где плечо – древнеславянский символ опоры, надежности, выносливости человека.
Наряду с фразеологизмами, несущими культурно-национальную информацию, существуют фразеологизмы, связанные  с общечеловеческим знанием о свойствах реалий, которые вошли в образное основание, - наломать дров ‘наделать глупостей’, бросать перчатку ‘вступать в борьбу’, надевать смирительную рубашку ‘укрощать, заставлять кого-либо повиноваться, подчиняться’, падать в обморок ‘терять сознание’. По мнению исследователей, данные ФЕ отличаются от подобных в других языках несовпадением техники вторичной номинации, т.е. имеют иное образное основание. Вместе с тем, такого рода фразеологизмы основаны на образно-метафорических смыслах, формирующих языковую картину мира и различающихся в культурно-национальном отношении. Таким образом, задача постижения культурного самосознания через языковые средства и способы отображения категорий бытия чрезвычайно важна в настоящее время. Согласно этому возрастающий интерес к фразеологии вполне закономерен, т.к. именно фразеологический состав языка является носителем культурно-национальной информации.
Фразеологизмы русского языка по происхождению делятся на две группы: исконно русские ФЕ и заимствованные ФЕ (славянизмы и иноязычные заимствования).
Возникновение исконно русских фразеологизмов может относиться ко времени существования: а) праславянского языка (общеславянские, или праславянские ФЕ), б) древнерусского языка (восточнославянские ФЕ), в) старорусского и русского языков (собственно русские ФЕ). Одним из показателей праславянского происхождения фразеологизма является его параллельная фиксация в восточно-, западно-, южнославянских языках и их диалектах (бабье лето, с головы до ног); восточнославянские ФЕ регистрируются в белорусском, русском и украинском языках и их диалектах (вилами по воде писано, со всех ног); собственно русские ФЕ отмечаются обычно лишь в русском языке (во всю ивановскую, чего моя нога хочет).
Исконно русские фразеологизмы могут быть связаны:
1) с мифологическими представлениями, народными обычаями, обрядами, ритуалами (воробьиная ночь – темная, с сильной грозой ночь; время разгула нечистой силы; выносить сор из избы – по анимистическим представлениям с помощью сора можно было наводить порчу; выметание невестой мусора было частью свадебного ритуала; очертя голову – в первоначальном значении имеется в виду ритуальное очерчивание для защиты от нечистой силы; перемывать косточки – возникновение ФЕ связано с обрядом перезахоронения, ‘вторичного захоронения’, перед которым выкопанные останки, т.е. кости перемывались; пустить (красного) петуха – представления о связи петуха с пожаром, огнем известно всем славянам; родиться в сорочке – от народного поверья, бытующего не только у славян, что у младенца, родившегося в плодовом пузыре, ‘в сорочке’, будет счастливая жизнь);
2) с материальной культурой, конкретными реалиями, историческими фактами (будто Мамай прошел беклярбек и темник Золотой орды Мамай совершал опустошительные набеги на Русь; мамаево побоище – Мамай был разгромлен в Куликовской битве; коломенская верста – верстовые столбы, поставленные в середине XVII в. между Москвой и селом Коломинским были значительно выше обычных; несолоно хлебавши – соль, как дорогой продукт нежеланному гостю при угощении могла и не достаться; печь как блины – для приготовления блинов, традиционного русского кушанья требуется лишь 2-3 минуты; попасть впросак – просаком назывался станок для скручивания веревок; потемкинские деревни – первоначально имелись в виду возведенные князем Г. Потемкиным бутафорские деревни на пути следования Екатерины II в Крым; табель о рангах – первоначально подразумевалась роспись чинов по классам, введенное Петром I);
3) с различными жанрами фольклора: избушка на курьих ножках, красная девица, молочные реки и кисельные берега, мужичок с ноготок, бабушка надвое сказала (из бабушка гадала, да надвое сказала), гнаться за двумя зайцами (из за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь), старый воробей, на мякине не проведешь (из старого воробья на мякине не проведешь), хвататься за соломинку (из тонущий и за соломинку хватается);
4) с профессиональной жаргонной, арготической речью, терминологической лексикой: ветряная мельница – ‘несерьезный, легкомысленный человек’ (словосочетание первоначально входило в терминологический ряд: ветряная мельница, ручная мельница, конная мельница, водяная мельница), выбиться из колеи (из профессиональной лексики шоферов), для мебели (арго), довести до белого каления (из профессиональной лексики кузнецов), заметать следы (из речи охотников), на одну колодку (из речи сапожников), не всякое лыко в строку (из речи ремесленников), очки втирать (арго) [7, с. 163-165].
Объектом исследования в данной статье являются исконно русские фразеологизмы, поскольку, именно в них наиболее отчетливо зафиксированы культурно-специфические воззрения, взгляды, стереотипы русского народа.

Литература
1 Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. - М.: Языки русской культуры. 1995. - 288 с.
2 Эмиров А.М. Русская фразеология в коммуникативно-прагматическом освещении: дис. докт. филологических. наук. - Воронеж, 1982. – 36 с.
3 Ларин Б.А. Очерки по фразеологии: О систематизации и методах исследования фразеологических материалов // Ученые записки ЛГУ. Серия филологических. наук. Т. 198, Вып. № 24. - Л., 1956. – С. 200 – 224.
4 Телия В.Н. Метафоризация и ее роль в создании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира. – М.: Наука, 1988. – С. 173 – 204.
5 Маслова В.А. Лингвокультурология. – М.: Академия, 2001. - 208 с.
6 Добровольский Д.О. Национально-культурная специфика во фразеологии (I) // Вопросы языкознания. – М., 1997, №6. – С. 37 – 48.
7 Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. - М: Высшая школа, 1985. – 165 с.


О взаимодействии русского и тюркских языков в российско-казахстанском приграничье
И.С.  Карабулатова, К.К. Койше (Тюмень)
Тюменский государственный нефтегазовый университет

The interaction of Russian and Turkic languages in the Russian-Kazakh border region
I.S. Karabulatova, K.K. Koyshe (Tyumen)
Tyumen State Oil and Gas University
Summary. The article deals with the processes of interpenetration of languages in the structure of modern Eurasian linguistic identity, reveals the nature of the interference, leading to the appearance of new features in the regional language of the Russian-Kazakh border areas. Russia's border areas show the south of the Tyumen region, the Kazakh border region - North Kazakhstan. Russian population of the area consistently assimilated representatives of many people living in the study region (Khanty, Mansi, Komi, Kazakhs, Tatars, etc.), showing an example of a complex half-blood population Russian-dominated dominant. On the example of speech local Kazakhs and Russian authors show how the transformation in modern Eurasian linguistic identity of Russian-Kazakh border areas.

Российское приграничье представлено Тюменской областью, казахстанское приграничье – Северным Казахстаном. В ситуации Тюменской области, где первое место среди этносов занимают русские, а второе – татары, это может быть либо русско-татарское, либо татарско-русское двуязычие с характерными этнолингвистическими дифференциациями. Однако чем ближе к российско-казахстанской границе, тем ярче проявляются черты казахско-русского и русско-казахского двуязычия также. Кроме того, мы наблюдаем мощное проникновение языков друг в друга в зоне российско-казахстанского приграничья, что обусловлено исторически.
Миграция населения не является лишь простым механическим передвижением людей из региона в регион или из страны в страну, прежде всего, это полиаспектный и многокомпонентный социально-психологический процесс, начинающийся задолго до самого факта миграции. Этот процесс тесно взаимосвязан с закономерностями социального и речевого поведения людей, их деятельностью, обусловленными включением индивидуумов в социальные группы, а также с психологическими особенностями социальной психологии народов.
На стадии адаптации,  также как в период формирования и реализации миграционных установок, большую роль играет этнический фактор (этническая миграция предполагает представительство различных национальностей в миграционных потоках), который может быть выражен через так называемый «показатель этнической комфортности». Как отмечает член-корр. РАН С.В.Рязанцев, показатель этнической комфортности «представляет собой соотношение объективных (этнический состав, межнациональные отношения, этническое разделение труда, языковая ситуация и проч.) и субъективных этнических составляющих миграции (этническое самосознание, этнические стереотипы, прошлые этнические травмы, стремление на свою этническую родину и пр.)» [Рязанцев 2001: 27].
Необходимо отметить, что русский язык приграничной территории имеет свою специфику, которая связана с тем, что русское население Тюменского региона в свое время ассимилировало  представителей финно-угорских (ханты, манси, коми), тюркских (татар, казахов), славянских (украинцев, белорусов). Несмотря на отрицательное отношение православной церкви к бракам с некрещеными, казаки, купцы, да и просто крестьяне и иные служилые люди в Сибири почти поголовно были женаты на местных женщинах, в результате чего возникли русские субэтнические сообщества – группы метисного населения, антропологически близкого народам-соседям [Карабулатова 2001; Койше 2004]. Возникает справедливый вопрос: отразилось ли это смешение на языковой способности? Какое место занимает в этой связи тюркско-татарская интерференция в русском языке и славяно-русская в коренных тюркских языках  в таких метисных группах? Есть своя специфика в адаптации русских слов и в языке сибирских казахов, проживающих на юге Тюменской области, Курганской и Новосибирской областях: «тұрба» от русского «труба» употребляется в двух значениях: 1) труба самовара и 2) печная труба; «шарып» - «шарф»; кіренке – «крынка»; күпшін – «кувшин» и др. Кроме того. Встречаются и в языке западносибирских казахов и усеченные заимствованные слова: «зарпылат» – «зарплата», мәшін – «машина», «оғылоп» - «оглобля». Наши наблюдения показывают, что на язык казахов Западной Сибири наряду с литературным русским языком существенное влияние оказали говоры переселенцев более позднего времени. Так, слова крынка (кіренке), сенник (сенек), лист «противень» (ілес) – отражают активный процесс взаимодействия с южными говорами.
Влияние русского языка на казахскую речь западносибирских казахов оказалось настолько существенным, что мы наблюдаем замену исконно казахских слов русскими заимствованиями: борат «ворота» (вместо қақпа), істене «стена» (вместо қабырға), седелқы «седелка» (вместо ершік), кәсек «косяк» (вместо жақтау), район «район (вместо аудан), сентір «центр» (вместо орталық), мәркоп «морковь» (вместо сәбіз), сібекіле «свекла» (вместо қызылша), гыранат «гранат» (вместо анар), кокраз «кукуруза»  (вместо жүгері), шылан «чулан» (вместо ас үй), шернер «шарнир» (вместо топса) и др. Интенсивность влияния проявляется в том, что выбор между синонимами идет в пользу русского слова, вернее, слов русского происхождения.
Как справедливо отмечают исследователи, в местной речи русских наблюдаются и некоторые особенности произношения, перешедшие из языка-источника: кыргызы, кыртма, тынгыте, кысы, башкыры. По мнению М.А Романовой, употребление Ы после заднеязычных К/Г внутри слова в русских тюменских говорах усвоено из татарского языка, где сочетание КЫ/ГЫ широко распространено [Романова 1988: 14]. Уватского, Тобольского, Нижнетавдинского, Ярковского и Тюменского районов исследователи справедливо относят к вторичным, сложившимся в 17 – середине 18 вв. на базе северновеликорусских говоров (вологодских, вятских, пермских и др.).
Не вызывает сомнений, что эти говоры тесно контактировали с тюркскими диалектами, что, в свою очередь, привело к развитию в русских говорах специфических явлений. Нельзя не согласиться с А.А.Биляловой, что «вариантность представляет несомненный интерес для исследователей самых различных уровней и сфер языка; литература по данной теме очень обширна и в то же время противоречива. Обзор исследований в этой области позволил выявить общепризнанные положения относительно сущности, природы, роли, места, выполняемых функций вариантности. Итак, основными направлениями исследований в области вариантности являются: смена вариантов, их конкуренция, классификация, соотношение вариантов и нормы, вариантность и тождество слова, прогнозирующий характер вариантности и  др.» [Билялова 2007: 11]. Этническая пестрота тюрков Сибири уходит корнями в этническую историю, в которой отражены родственные связи тюрков Сибири с тюрками других регионов.
В работах Х.Ч.Алишиной, Р.А.Вафеева, И.С.Карабулатовой, З.В.Поливары, Д.Г.Тумашевой, Н.К.Фролова и их учеников представлены исследования, характеризующие процессы формирования русскоязычной языковой личности на основе взаимодействия государственного русского языка и родного языка в повседневном речевом общении жителей юга Тюменской области. В то же время переселенческие русские говоры российско-казахстанского приграничья не изучались ни казахстанской, ни российской стороной, что диктует необходимость более тщательного анализа взаимодействия тюрков и славян на указанной территории. Фонетическая система говоров  лишь западных поселений Горькой линии на современном этапе развития с прослеживанием истории некоторых фонетических и морфологических явлений была исследована в работах Кокобаева М.К. [1965], консонантизм в работах Ахметовой Б.З. [2010]. Население данного региона устойчиво, и носители русских говоров в основном своем составе являются потомками первых переселенцев, пришедших сюда из северных областей России – Вологодской и Пермской.
В такой сложной межэтнической обстановке происходит формирование языкового и речевого поведения как местного тюркского населения, так и прибывающего из стран ближнего зарубежья. По мнению Вафеева Р.А., в основу двуязычия должен быть положен критерий практики общения, т.е. двуязычие – это способность и возможность достижения взаимопонимания между билингвами в процессе производства материальных благ, это реализация общественных функций, которые осуществляются двумя контактирующими языками [Вафеев 2012: 84]. Факты казахского языка говорят, что как северо-восточный, так и остальные диалекты казахского языка еще до образования литературного языка заимствовали немало слов из арабского, персидского, русского и других языков. Но при всем этом каждый из диалектов по-своему ассимилировал новые слова. Так, например, русское слово «кровать» в первое время на западе Казахстана звучало керуерт, на юге  - керует, а на северо – востоке – кереует; русское слово «самовар» на западе звучало самауын, а в южных и северо – восточных областях – самауыр; русское слово «печь» – на западе звучало беш, на северо- востоке – пеш.
Мы можем сказать, что в зонах интенсивного межэтнического взаимодействия возникают мутуальные явления со стороны обоих языков-контактеров, способствующие при определенных условиях эволюции как самой языковой личности, так и языковых систем в целом. Нельзя сказать, что мы наблюдаем лишь аттрикцию казахского языка западносибирских казахов под влиянием русского окружения, казахский язык также оказывает существенное влияние как на русскую речь казахов и татар, так и на русские говоры российско-казахстанского приграничья в казахстанской зоне. Иными словами, диалектная русская речь оказывает существенное влияние на формирование русскоязычной языковой личности билингва, поскольку является не просто особым типом речевой культуры [Гольдин 2001], но в отдельных случаях – единственным примером живой звучащей русской речи как таковой.
Так, непозиционное оглушение звонких согласных фонетического происхождения в ряде русских говоров на указанной территории развилось в Северном Казахстане  под иноязычным влиянием [Ахметова 2010]. В речи казахов и татар в словах, заимствованных из русского языка, наблюдалось явление оглушения звонких согласных. Н.К.Фролов в своих работах приводит вогульское  (малые народы  Сибири)  заимствование из русского языка  п’ус’ка из «бочка» [Фролов 1996].
По-видимому, распространению данного явления могло способствовать тюркское окружение. Наблюдения показывают, что казахи и татары в русской речи постоянно смешивают в фонетически не обусловленном положении звонкие и глухие согласные : склатной, ношык (д.Октябрьское), пыл’и «были», друкой «другой» (дд.Айдарлы, Жамбыл), нато «надо», готу «году», б’итный «бедный» (д.Койбагор), трутна «трудно», тва «два», хот’aт «ходят», поклату «покладу» (д.Жумагул), атна «одна», тасв’итан’a «до свиданья», кар’ит «горит», латом «ладом» (д.Степное ), упрал’и «убрали», пал’ит «болит»(д.Челгаши).
А.С. Аманжолов, В.А. Богородицкий отмечают в казахском и в татарском языках относительно слабую артикуляцию звонких взрывных по сравнению с соответствующими русскими согласными [Аманжолов 1957; Богородицкий 1953].
Интересно и то, что фонетически не обусловленные варианты согласных фонем по звонкости – глухости нaми отмечены главным образом в русских говорах тех селений, где можно предположить длительное взаимодействие казахского, татарского и русского населения (дд. Койбагор, Челгаши, Карамырза, Суйгенсай, Уйское, Айдарлы, Целинное, Козубай) ...латом  м’ет’и / н’есклатно получ’атса  у т’еб’е // сд’ес’а фс’е нас’ии  вм’ес’т’и  друшно так // а  ч’о нама  д’ел’ит’ // пывало п’ешым помоч’ сус’ету // ой кар’ит  там в’ит’  што – то ../ пал’ит  по ч’ом  ср’а // ус’у разом убрал // од’еша  у  йих  крас’ива ..// (Закиева А.С., 69 лет, д.Целинное ); прос’ил  на  пол  и  ушол / разп’итайа  фс’а  с’ижу // трутно  б’ес  св’ета // атна  и жыву // друкой  рукой  б’ару // (Капкаева К.Г., 72 г., д.Козубай ).
Звонкие согласные, преимущественно взрывные, в положении между гласными могут ослабляться до полного исчезновения: д – нароу, буут (дд.Зареченка, Анновка – 7чел.); д’ – д’аин’ка (дд.Носовка, Ксеньевка –9 чел.), хоит’ (д.Целинное –6 чел.); г – н’е б’еай (дд.Маршановка, Полтавка- 13че.); б – во штобы то н’е стало (Пальцева А.Т., д.Карамырза); баушка (повсеместно).
Для многих русских говоров российско-казахстанского приграничья с казахстанской стороны характерно смягчение заднеязычных согласных под воздействием предшествующих мягких  согласных: мал’ен’к’о  (д.Белоглинка 3 чел.), гор’к’а  (д.Орнекский –6 чел.), в’ит’к’а, пас’к’а  (д.Пешковское-10 чел.),  койк’у, бойк’а (д.Победа-9чел.). Мы полагаем, что сохранению данного явления в наших говорах способствует соседство с татарским языком. Например, ассимилятивное смягчение заднеязычных согласных в Костанайской области распространено главным образом в говорах Карабалыкского района, где можно предположить длительное языковое влияние со стороны татарского населения.
В русской речи татары постоянно смягчают к в словах с мягким согласным или передним гласным в предшествующих слогах: вад’иш’к’а (д. Победа –9чел.), стул’ик’а,  халотн’ин’к’а (д.Саманы-13 чел. ). Ср. также приводимые В.А.Богородицким татарские заимствования из русского языка: «ч’ар’ к’ а», «ч ашк а»  [Богородицкий 1953: 165].
Языковые особенности местных тюркских диалектов не могли не способствовать продолжительному сохранению фонетически не обусловленных вариантов согласных фонем Ф-Х, Ф-П. Система согласных тюменского диалекта татарского языка характеризуется полным отсутствием фонемы Ф. Эта особенность тюменского диалекта подробно рассмотрена в работах Д.Г.Тумашевой [1968], Х.Ч.Алишиной [1999], где указывается, что согласный Ф в тюменском и тобольском диалектах в арабо-персидских и русских заимствованиях заменяется на П: перма - ферма, пакир - нищий «факир», педерация – федерация, прукты - фрукты и т.д. В свою очередь, произношение слов патограпы, панера с П вместо Ф в окающих старожильческих говорах может быть передачей татарского произношения этих и подобных им слов. Интересно, что и интонационная система татарских говоров нашего региона совпадает с интонационной  системой местных русских говоров [Романова 1988].
Лингвистическая география выделяет, кроме того, островные диалекты, говоры. Например, говор дер. Задонка Ишимского района - южнорусский остров, а если быть точнее, то даже украинский, в севернорусском старожильческом окружении [Карабулатова 2001]. Это тоже служит прекрасным образцом взаимодействия и взаимовлияния языков, но уже с родственной системой, на этом аспекте подробно останавливалась З.В.Поливара [Поливара 2008].
Кроме того, особого внимания заслуживает русская речь тюркоязычных жителей юга Тюменской области, для которой характерно смешение русского и казахского, русского и татарского. Например: соображай жок «несообразительный», прикол гой «шутка» (где гой – усилительная частица казахского языка), жандыргалка «зажигалка» (жандыру «жечь» + зажигалка), токтановись – «остановись» (токта «стой» + остановись) и т.п. [Беженцев 2011: 19]. Это явление не является новацией последнего времени, но может иллюстрировать и характер более раннего обогащения русских говоров Тюменской области на базе тюркских заимствований: наяцкий «красивый»  [Данильченкова, 1985: 33], куянистый «трусливый», «как заяц» [Дмитриева, 1981: 72-86].
Эти и другие факты подтверждают наше предположение о том, что мы имеем дело с инвариантами тюркоязычной языковой личности и славяноязычной языковой личности, которые формируются при прямом и/или опосредованном участии языков-контактеров. В ситуации русско-казахстанского приграничья тюркоязычная языковая личность, представленная носителями татарского и казахского языков, испытывает мощное влияние русского языка на всех ярусах, при этом сами носители языка могут не осознавать степень воздействия русского языка на их родной язык. Аналогично и русскоязычная языковая личность российско-казахстанского приграничья включает в себя огромный пласт заимствований из тюркских языков, также прослеживаемый на всех языковых уровнях.
Мутационный характер эволюционного развития языков-контактеров обеспечивает плавный переход от тюркоязычной языковой личности к русской языковой личности, где объединяющим звеном является русскоязычная языковая личность, обеспечивающая понимание и межкультурную коммуникацию между такими неблизкородственными языками, как татарский // русский и казахский // русский.

Литература

  1. Алишина Х.Ч. Ономастикон сибирских татар. В 2-х частях./ Х.Ч. Алишина, Тюменск. гос. ун-т. – Тюмень: изд-во Тюменск. гос. ун-та, 1999.
  2. Аманжолов А.С. Вопросы диалектологии и истории казахского языка/ А.С.Аманжолов, Ин-т языкознания КазССР – Алма- Ата: Галым,1957. -368с.
  3. Ахметова Б.З. Речевой портрет носителя просторечий. -  Монография. - Научное издание/ Б.З.Ахметова, Костанайск. гос. ун-т им. А.Байтурсынова – Костанай: КГУ им. А.Байтурсынова, 2010г. – 248 с.
  4. Беженцев Е.В. Специфика функционирования языков в полиэтничном пространстве Тюменской области (на материале русского, татарского, украинского, казахского языков). Автореф. канд. филол.н./ Е.В. Беженцев, Тобольск. гос. соц.-пед. акад. им.Д.И.Менделеева. – Тобольск, 2011. – 26 с.
  5. Билялова А.А. Сопоставительный анализ факультативности как проявления вариативности в разноструктурных языках (на материале татарского, русского и английского языков): научная монография / А.А. Билялова, Камск. госуд. инж.-экон. акад. – Набережные Челны: Изд-во Камской госуд. инж.-экон. акад., 2007. – 212 с.
  6. Богородицкий В.А. Введение в татарское языкознание в связи с другими тюркскими языками / В.А.Богородицкий, Казанск. гос.ун-т им.В.И.Ленина – Казань: изд-во КГУ им.В.И.Ленина, 1953.-210с.
  7. Вафеев Р.А. Татарско-русское двуязычие и аспекты билингвологии / Р.А. Вафеев, Тобольск. гос. пед. ин-т им. Д.И.Менделеева. – Тобольск: ТГПИ им.Д.И.Менделеева, 2001. – 143 с.
  8. Вафеев Р.А. Формирование многоязычия в лингвокультурном пространстве РФ как отражение специфики культуры номадов/ Р.А.Вафеев, И.С. Карабулатова, К.К. Койше // Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири: сборник научных трудов. Евразийск. нац. ун–т им.Л.Гумилева. – Астана: Изд-во «Мастер ПО» , 2012. – С. 84 – 89.
  9. Гольдин В.Е. Развитие русской диалектной речи как особого типа речевой культуры/ В.Е.Гольдин // Исторические судьбы и современность: Международный конгресс исследователей русского языка.- М.: Изд.- во МГУ, 2001.- С.65-66.
  10. Данильченкова С.М. Тюркизмы в говорах юга Тюменской области/ С.М.Данильченкова // Взаимодействие русского языка с языками коренных поселенцев Урала и Сибири. Сб.науч.тр. Тюменск. гос.ун-т – Тюмень: ТГУ, 1985. – С.30-34.
  11. Дмитриева Т.Н. Тюркизмы в русских говорах по нижнему течению Иртыша/ Т.Н.Дмитриева // Этимологические исследования. Сб.науч.тр. Уральск. гос. ун-т – Свердловск, 1981. - С.72 -86.
  12. Карабулатова И.С. Региональная этнолингвистика: Современная этнолингвистическая ситуация в Тюменской области (на материале топонимии)/ И.С. Карабулатова. Тюменск. гос. ун-т – Тюмень, 2001, - 198 c .
  13. Карабулатова И.С. Тюменская область – Казахстан: специфика государственной этноязыковой политики в условиях приграничья / И.С.Карабулатова, Е.В. Беженцев, К.К.Койше, Тюменск. Област.Дума. Тюменск.гос. ун-т. – Тюмень: Вектор Бук, 2010. – 148 с.
  14. Койше К.К. Межкультурные взаимодействия казахов: исторические и демографические аспекты/ К.К.Койше //Материалы международной научно-технической конференции, посвященному году России в Казахстане «Теория и Практика исследования процессов рыночных преобразований в странах Ближнего Зарубежья». Павлодар. гос. ун-т, Тюменск. гос. нефтегазов. ун-т – Тюмень – Павлодар, 2004. - С.161-162.
  15. 15. Кокобаев М.К. Говор западных поселений Горькой линии: Дис. канд. филологических. наук./ М.К.Кокобаев, Ин-т языкознания КазССР – Алма - Ата, 1965,- 296 с.
  16. 16. Поливара З.В.  Психолингвистический анализ речевых дисфункций  у детей разных этнических групп Тюменского Севера/ З.В.Поливара //  Материалы  международной  научно-практической конференции, посвященной 45-летию факультета иностранных языков Кокшетауского государственного университета им. Ш.Ш.Уалиханова «Искусство изучать языки». Кокшетау, 29февраля 2008. – Кокшетау: КГУ, 2008. – С .211-215.
  17. 17.  Поливара З.В. Этнолингвистические дифференциации в формировании лексико-грамматических категорий у татар-билингвов и русских в системе преодоления речевых дисфункций (на материале Тюменской области). Автореф. дисс. доктора филологических.н. / З.В.Поливара, Тобольск. гос.соц.-пед.акад. им. Д.И.Менделеева. – Тобольск, ТГСПА им.Д.И.Менделеева, 2011. – 49 с.
  18. 18.  Романова М.А. Субстратные фонетические явления тюркского происхождения в русских говорах Тюменской области  / М.А.Романова // Русский язык в его взаимодействии с другими языками. Сб. науч.тр. Под ред.Н.К.Фролова. – Тюмень, 1988. – С. 54-62.

19.  Рязанцев С.В. Влияние миграции на социально-экономическое развитие Европы: современные тенденции / С.В.Рязанцев. Ставропольск. гос.ун-т. – Ставрополь: Ставропольское книжное изд-во, 2001. 544 с.

  1. 20. Тумашева Д.Г. Язык сибирских татар: В 2-х ч./ Д.Г.Тумашева, Казанск. гос.ун-т им.В.И.Ленина, Казань: КГУ им.В.И.Ленина, 1968.

21. Фролов Н.К. Семантика и морфемика русской топонимии Тюменского Приобья /Н.К. Фролов, Тюменск. гос.ун-т – Тюмень: Изд-во Тюменск. госуниверситета, 1996. - С.168.


 

Нуждается ли закон «О государственном языке Российской Федерации» в специальном словаре?
Л.Е. Кругликова
Институт лингвистических исследований РАН (Москва)
Whether the law "About a State Language of the Russian Federation" needs the special dictionary?
L.E. Kruglikova
Institute of Linguistic Studies Russian Academy of Sciences (Moscow)

Summary. In article the dictionary which is positioned as the comment to the Federal law "About a state language of the Russian Federation", reflecting norms of the modern Russian literary language as state is analyzed, and the conclusion that it not only isn't that but also that in the such directory there is no need is drawn.

Вопрос о государственной поддержке, сохранении и распространении русского языка является в настоящее время весьма актуальным. Огромную помощь в этом оказывают словари национального языка.
В течение ряда лет в СПбГУ шла работа над словарем под названием: «Комментарий к Федеральному закону “О государственном языке Российской Федерации”. Часть 2: Нормы современного русского литературного языка как государственного (Комплексный нормативный словарь современного русского языка)». Кн.1–2 / под общ. ред. Г. Н. Скляревской, Е. Ю. Ваулиной (далее – КНС). Имеется четыре версии этого словаря: первая вышла в 2007 году и содержала 5 800 слов и выражений, вторая – в 2009 году (11 200 слов и выражений), третья в 2009 году (15 000 слов и выражений), четвертая (25 000 слов и выражений) еще недоступна.
Как отмечала инициатор издания президент СПбГУ, декан филологического факультета, зав. кафедрой общего языкознания СПбГУ Л. А. Вербицкая на презентации этого лексикографического труда: «Этот словарь — уникальный, потому что он дает и толкование слова, и управление, и нормы произношения, и ударения. И он станет хорошим инструментом для тех, кто будет следить за исполнением Закона “О русском языке”» [1]. Заметим, что любой толковый словарь является фактически комплексным . К тому же академические толковые словари русского языка дают еще больше информации по сравнению с той, на которую указывает Л. А. Вербицкая. Приведем образцы словарных статей из КНС.
Морско́й, морска́я, морско́е. Никола Морской. Обиходн. Николай (Мирликийский) Чудотворец.
Московский, ая, ое. Филарет Московский (Дроздов Василий Михайлович, 1782–1867). Рел. Святой, святитель, выдающийся иерарх Русской православной церкви, митрополит Московский, богослов, просветитель.  – Филарет оказал большое влияние на жизнь русского общества. Известен его стихотворный ответ на стихотворение А.С.Пушкина «Дар напрасный, дар случайный».
Вениами́н, а, м. (Казанский Василий Павлович, 1874–1922). Рел. Святой, священномученик, митрополит Петроградский и Гдовский. – Митрополит Вениамин был расстрелян в 1922 г. по обвинению в сопротивлении изъятию церковных ценностей; канонизирован в 1991 г. .
При этом в КНС нет словарных статей ПУШКИН, АРХИМЕД, НЬЮТОН и т. п. (другой вопрос, нужны ли они вообще в лингвистическом словаре). В словаре найдем информацию о Дивеевском монастыре, но ни слова, например, о Красной площади. Более того, авторы «Комплексного словаря» посчитали, что такого рода информации в основном словнике недостаточно, и поместили в приложении дополнительный словарик, содержащий конфессиональную лексику. Вероятно, авторы словаря, как справедливо замечено в отзыве на КНС кафедры русского языка МГУ [http://www.philol.msu.ru/~ruslang/siencework/discussionclub/?page=cnl2009], забыли, что церковь у нас отделена от государства. Во всем этом, наверное, и заключается комплексность данного словаря?
Как явствует уже из приведенных словарных статей, основной его недостаток – разрыв системных связей. Пользователь, увидев в словаре прилагательные морской, московский вправе ожидать, что будут представлены все значения данных слов. Ан нет. Составители КНС механически перенесли в него информацию в данном случае из [6]
Случайность, несистемность, отсутствие логики в отборе лексики проявляется и в том, что в словаре есть слово бешенство, но нет бешеный, бесить, беситься, дано бессмертие, но отсутствует бессмертный, а также наличествуют такие слов, как бесполезный, беспомощный, беспризорность, беспартийный, беспокоить, беспокоиться, безграмотный, бедный, вандализм, выносливость, гадкий, гадливый, галопировать, гематогенный, маршрут, микроволна при невключении лексем бесполезность, беспомощность, беспризорник, беспартийность, беспокойство, беспокойный, безграмотность, бедняк, бедность, вандал, выносливый, гад, гадина, гадливость, галоп, гематоген, маршрутка, микроволновка и др. И это при том, что иногда даются, например, однокоренные и существительное и прилагательное (бесконечность и бесконечный, беспросветность и беспросветный, безрукий и безрукость, безъядерность и безъядерный, безопасность и безопасный и др.). Отсутствие тех или иных слов в большинстве случаев указанными авторами критериями отбора («новизна, актуальность и трудность восприятия и использования той или иной лексической единицы») не объяснить. Следствием такого отбора является разрыв связей между словами, иногда принимающий очень явную форму. Так, чрезмерное увлечение церковной лексикой привело к тому, что включено слово возду′х ‘предмет богослужения, относящийся к священным сосудам: четырехугольный плат, которым во время литургии покрывают священные сосуды – дискос и потир’ с указанием: неправильно! во′здух, лексема же во′здух отсутствует при наличии производных воздуховод, воздухообмен, воздухоочиститель, воздухораспределение, воздухораспределитель.
Большую часть словарных статей ГРИПП, ГИПЕРТОНИЯ составляет разъяснение заведующей кафедрой акушерства и гинекологии медицинского факультета СПбГУ Д. А. Ниаури. А вот тем, у кого ангина, пониженное давление не повезло: словарные статьи АНГИНА, ГИПОТОНИЯ не содержат энциклопедической справки. Нет ее и у слова АБОРТ. Более того, в «Комплексном словаре» вообще отсутствует такая необычайно важная для увеличения численности населения России лексема, как РОДЫ.
Как во вступительной части словаря, так и в отчете подчеркивается, что иллюстративные примеры выступают в виде свободных словосочетаний. Между тем, например, в словарной статье ЛЕСТЬ дается цитата из басни И.А.Крылова Уж сколько раз твердили миру, что лесть гнусна, вредна.
Не отличается логичностью и системы помет. Например, меломан, опера, оперетта имеют помету иск.,  мелодия  –  помету муз.
Изначально идея создания комплексного нормативного словаря русского языка  на основе серии кратких словарей-справочников под общим названием «Давайте говорить правильно!» была обречена на неудачу. Дело в том, что в этих словарях весьма специфический отбор языкового материала. Механическое соединение разнонаправленного, неоднородного материала из этих словариков (трудности современного произношения и ударения, грамматического управления, орфографические трудности, новейшие и наиболее распространенные заимствования в современном русском языке, лексика православной церковной культуры, политический язык современной России, новые и наиболее распространенные экономические, финансовые, юридические термины в современном русском языке) не могло привести к созданию целостного словаря, пронизанного единой идеей, тем более что за бортом оставалось слишком много материала, не отраженного в данной серии словарей. Не случайно при работе над четвертой версией КНС его составители стали делать значительные вливания из   академического словаря – [7]. Но понятно, что исправить положение было невозможно. Не поэтому ли созданный в 2006 году сайт dict.phil.spbu.ru/iris-dict/, на котором был размещен КНС, не функционирует. Ничего не слышно и о бумажной версии словаря на 25 000 слов.
Относительно сущности данного словаря есть два противоположных мнения. Одно изложено в вышеуказанном отзыве кафедры русского языка МГУ, другое – в отчете по исполнению I этапа государственного контракта №03.N09.11.0127 от 28 ноября 2011 г., заключенного  с СПбГУ на выполнение проекта «Разработка и экспертиза грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации» (2011-2013 гг.) Федеральной целевой программы «Русский язык». Мы полностью согласны с отзывом коллег из МГУ и не можем принять изложенную в отчете точку зрения безымянного автора, проводившего экспертизу данного словаря.
Начнем с того, что в отчете говорится о том, что «лексикографический труд “Комментарий к Федеральному закону “О государственном языке Российской Федерации”. Часть 2: Нормы современного русского литературного языка как государственного (Комплексный нормативный словарь современного русского языка)” (далее Комплексный словарь) является первым опытом системной и достаточно полной разработки понятия и явления “государственный язык”» (с.88 отчета). Между тем мы не нашли информации о сущности государственного языка ни во вступительной части к словарю, ни в самом словаре.  Термина государственный язык нет ни в словарной статье ГОСУДАРСТВЕННЫЙ, ни в словарной статье ЯЗЫК. В последней словарной статье в качестве иллюстративного примера наряду с другими дано словосочетание государственный язык Российской Федерации.
К тому же, на наш взгляд, у самого эксперта весьма странное понимание сущности государственного языка: «Статус литературного языка еще не достаточное условие для выполнения языком роли государственного: на роль государственного может претендовать только язык, отвечающий требованиям функционирования в сфере науки, специального образования и в бюрократической сфере государственного управления. Информационный коммуникативный ресурс язык приобретает в результате развития естественных, инженерно-технических и гуманитарных наук на этом языке» (с. 96 отчета). К тому же в КНС помещаются жаргонные образования, причем на это указывает сам эксперт, когда говорит об используемых в словаре пометах и приводит соответствующие примеры («абзац ‘крах’, колёса ‘таблетки’, фанера ‘фонограмма’» – с.91 отчета), но никакого вывода из этого не делает, из чего следует, что такого рода образования допустимы в официальном общении  .
Автор модуля «Государственный язык Российской Федерации: языковая норма и правила речевой деятельности» программы “Русский язык как государственный”, размещенной на сайте http://gramma.ru, доктор филологических наук, профессор СПбГУ В. В. Химик замечает, что «с учетом существования большого числа региональных,  социальных,  корпоративных и других разновидностей русского языка особую общественную и политическую роль приобретает именно литературная,  нормативная разновидность русского языка,  повсеместная распространенность литературной нормы,  которая только и может выполнять объединительную коммуникативную функцию на огромной территории российского государства». Принцип отбора языковых единиц в «Комплексном словаре» явно противоречит этому.
Аксиомой является то, что словари литературного языка отражают его нормы, ибо одним из основных признаков литературного языка является нормированность.  А так как  «в собственно нормативном отношении толковые словари характеризуются известной позитивностью: нормализация в них как бы заложена “изнутри”. Они включают в себя и демонстрируют те факты, которые соответствуют нормам современного литературного языка» [5, 39], то именно толковый словарь (полный словарь литературного языка) и должен служить основным справочным пособием при использовании любого  (в том числе и русского) языка как государственного, что в настоящее время и делается без каких-либо распоряжений. КНС же является дифференциальным: как утверждают сами авторы словаря, при отборе лексики  брались в расчет «новизна, актуальность и трудность восприятия и использования той или иной лексической единицы» [«Комментарий к Федеральному закону “О государственном языке Российской Федерации”. Часть 2: Нормы современного русского литературного языка как государственного (Комплексный нормативный словарь современного русского языка)». Кн.1-2 / под общ. ред. Г. Н. Скляревской, Е. Ю. Ваулиной. Санкт-Петербург, 2009. С.5]. В экспертном заключении он включен в группу толковых словарей актуальной лексики. Более того, там прямо говорится, что «назначение данного словаря как дополнительного к толковым словарям общего типа заставляет в первую очередь описывать те единицы и лексические разряды, которые, хотя и вышли за рамки узко специального общения, тем не менее в современной лексикографии остаются только в словниках терминологических словарей или вообще не зафиксированы» (с. 90 отчета). Почему же тогда у него такое пафосное название – комментарий к Федеральному закону “О государственном языке Российской Федерации”?
Примечательно, что и один из тех, кто значится руководителем данного издания, а именно С. И. Богданов, в беседе с корреспондентом журнала «Санкт-Петербургский университет» (№6, 5 апреля 2009 года) признает, что никакого особого государственного языка не существует, что нормы обычного литературного языка, которые уже отражены в справочной литературе, это и есть нормы государственного языка: [Корреспондент:] Я так понимаю, что Университет создает некий “словарь словарей”?  [С. И. Богданов:] Это пример источника. Специально ориентированного на обеспечение закона о русском языке, потому что нормы современного русского литературного языка как государственного существуют в целом ряде уже изданных словарей и справочников. Государственного языка отдельно не существует, это и есть русский литературный язык. Но используется он в качестве государственного [http://www.spbumag.nw.ru/2009/06/1.shtml].  По этой причине интересно сравнить информацию об одних и тех же словах в КНС и в толковых словарях, чтобы выяснить, что же нового предлагает словарь, позиционируемый в качестве комментария к Федеральному закону “О государственном языке Российской Федерации”. Тем более, что С. И. Богданов, явно противореча самому себе, особо подчеркивал, что "это издание является специально-ориентированным, направленным на научно-информационное обеспечение закона о государственном языке Российской Федерации. Раньше работ по созданию подобных словарей в нашей стране не проводилось" [http://old.mon.gov.ru/press/reliz/6294,print/]. С этой целью мы сопоставили информацию о ряде слов из КНС, фигурирующих в указанном отчете (полагая, что для него были отобраны самые показательные примеры), с имеющейся в академических толковых словарях, в частности, в самом новом из них – «Большом академическом словаре русского языка» (далее БАС), который начал издаваться в 2004 году  и 21 том которого уже вышел из печати.


«Толковые словари обычно называют у н и в е р с а л ь н ы м и, или к о м п л е к с н ы м и, так как обращаясь к ним, можно получить целый ряд справок о том или ином слове. Он содержит в себе объяснение значений слов (частично и фразеологизмов), их грамматическую и экспрессивно-стилистическую характекристику, отмечаеи их нормативное написание и произношение, иногда приводит сведения этимологического характера» [4, 13].

Все примеры взяты нами из третьей версии КНС. Интересно, что именно она была презентована в Президентской библиотеке имени Б.Ельцина и отправлена в Библиотеку Конгресса США, несмотря на то что на ней значится: «Рабочие материалы. Препринт».

«Государственный язык –  это язык, который в соответствии с законодательством государства в обязательном порядке используется в нем во всех официальных сферах и который выполняет в этих сферах интеграционную функцию» [3, 4].

Комплексный словарь                                               

Большой академический словарь

байт, ба́йта, мн. ба́йты, род. ба́йтов и (разг.) байт, м.
[англ. byte<binary+term]
Информ. Единица количества информации или памяти в компьютере, обычно равная 8 битам (1 зн.); наименьшая единица, которая может иметь адрес в памяти компьютера. Последовательность байтов. Размер сообщения указан в байтах. Файл в несколько сотен байтов. Информация на дисках размещается блоками, по 512 байтов в каждом блоке. Способ задания адреса байта.

Байт, а, род. мн. о в  и  б а й т, м. В информатике – единица количества информации или памяти в компьютере, равная 8 битам.
– Слов. иностр. сл. 1979: б а й т. – Англ. byte.

инаугура́ция, и, ж
ин[ау]гура́ция
[англ. inauguration<лат.inaugurātio начало]
Полит. Торжественное вступление в должность главы государства. Инаугурация президента. Церемония инаугурации.
– В современной России инаугурацией называют также вступление в должность главы крупного административно-территориального образования, например, инаугурация мэра Москвы, инаугурация губернатора Красноярского края.

Инаугура́ция, и, ж. 1. В Древнем Риме – торжественный акт введения какого-л. лица в должность.
2.Церемония вступления в высокую государственную выборную должность. Инаугурация президента. □ Шел 1887-й  и последний день президентства Линдона Беинса Джонсона. Вашингтон.. был объят праздничной лихорадкой инаугурации. Стуруа, Амер. Дневник 1868-1978. Вновь избранный губернатор Чукотки приехал на церемонию вступления в должность, или, как у нас теперь принято говорить, – на инаугурацию. Ф. Феоктистов, Роман с Чукоткой. // Разг. О вступлении в какую-л. должность кого-л. Сразу после инаугурации нового главного тренера мужской сборной [баскетбольной] с ним побеседовал обозреватель [газеты]. С. Елевич, «Берем костяк..».
– ТС конца ХХ в. 1998: и н а у г у р а́ ц и я. – Англ. inauguration, от лат. inaugurare – посвящать в…

В первом случае различие в объеме информации проявляется в том, в «Комплексном словаре» наличествует указание на образование английского слова byte, но отсутствие  толкования элементов, в результате сложения которых появилось существительное байт, сводит ее на нет. Первое речение плохо проясняет значение термина. Заметим, что в БАС в соответствующей словарной статье нет иллюстративных примеров, что  обусловлено отсутствием в момент выхода словаря подходящего предложения для использования его в качестве иллюстрации (газетный материал не в счет). В настоящее время электронная база содержит их в должном количестве.
Относительно словарной статьи ИНАУГУРАЦИЯ в том и другом словаре обратим внимание на следующее. В БАС показаны истоки появления часто употребляемой в настоящее время лексемы инаугурация. На наш взгляд, возведение слова инаугурация к латинскому глаголу, а не к существительному, более оправданно. Информация о произношении слова инаугурация представляется избыточной. Зная написание слова, по-иному его не произнесешь.
Об избыточности информации в «Комплексном словаре» можно говорить и в том случае, когда речь идет об истолковании некоторых терминов. Так, непонятно, что нового может узнать пользователь из следующего объяснения таких словосочетаний, как земельный налогфин. налог, взимаемый с собственников, владельцев и пользователей земельных участков’ (в БАС оно дается в качестве речения под вторым значением прилагательного земельный ‘связанный с землевладением, землепользованием’), уклонение от уплаты налоговюр. налоговое правонарушение, заключающееся в незаконном использовании предприятием налоговых льгот, несвоевременной уплате налогов и сокрытии доходов, непредставлении или несвоевременном представлении документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов’, налог на прибыльфин. прямой налог, численно равный сумме, подлежащей перечислению в бюджет и рассчитываемой в соответствии с налоговым законодательством в виде процента с прибыли организации’.
В первом случае (земельный налог) сразу же возникает вопрос, в чем разница между собственником и владельцем земельного участка, потому что владеть означает ‘иметь что-л. в собственности’. «Комплексный словарь» ответа на этот вопрос не дает, а порождает еще большую неразбериху. У лексемы собственник в нем фиксируется два значения: ‘экон. лицо, организация и т. п., имеющие собственность (2 зн.)’ и ‘Перен. Человек, стремящийся нераздельно обладать кем-, чем-л.’ с речением Быть собственником в любви. Слово собственность во втором значении толкуется как ‘экон. само имущество (движимое и недвижимое), находящееся в чьем-л. владении’. Круг замкнулся. Непонятно, чем вызвано включение второго значения в словарную статью СОБСТВЕННИК. Оно не является актуальным, новым или вызывающим трудности в употреблении Интересно, что в [7] второе значение толкуется как ‘перен. тот, кто стремится нераздельно обладать кем-, чем-л.’ и подтверждается следующей иллюстрацией: Ты тоже оказался, как и все, маленьким, подозрительным собственником в любви, недоверчивым и унизительно-ревнивым. Куприн. Морская болезнь.
Существительное владелец в «Комплексном словаре» вообще отсутствует. С корнем влад- в нем имеется только три слова с пометой рел. (религиозное): владыка ‘одно из именований епископа, архиепископа, митрополита’, владыко ‘форма обращения к епископу, архиепископу, митрополиту’, владычица ‘именование Богородицы’ и составное наименование ввести во владениеюр. Передать имущество, утвердив в правах соответствующим юридическим актом» ввести в наследство’. Во-первых, непонятно, чем руководствовались авторы словаря, выделяя в самостоятельные словарные статьи существительные владыка и владыко, во-вторых, при таком большом внимании к религиозной лексике (она входит не только в основной корпус словаря, но и помещена в виде отдельного словаря конфессиональной лексики в  приложение), на что обращает внимание и эксперт («Комплексный словарь – первое лексикографическое издание филологического характера, в котором достаточно подробно описана лексика религий и религиозных направлений», с.91 отчета), странно, что не учтенным оказалось еще одно «религиозное» значение существительного владычица, тем более что метонимические переносы в других случаях «Комплексный словарь» фиксирует. Речь идет о возможности использования существительного владычица для наименования иконы Божьей матери. В БАС такое употребление подтверждается иллюстративным примером из «Записок степняка» А. И. Эртеля. Фиксация только религиозных значений у слов владыка, владычица вызывает, по крайней мере, недоумение у пользователя словаря, который с детских лет помнит строки из «Сказки о рыбаке и рыбке» А.С.Пушкина «– Воротись, поклонись рыбке, не хочу быть вольною царицей, Хочу быть владычицей морскою» или же, например, «Владыки! вам венец и трон Дает Закон – а не природа» из оды «Вольность» А. С. Пушкина.  Попутно заметим, что в БАС у лексем владыка, владычица, кроме всего прочего, даются и ‘религиозные’ значения. Таким образом, сказанное в очередной раз свидетельствует о том, что «Комплексный словарь» страдает отсутствием системы в подаче материала.
Словосочетание уклонение от уплаты налогов понятно всем и без юридического истолкования, тем более что в последнем речь идет только о предприятиях, а уклоняться от налогов могут и физические лица. Так, ст. 198 УК РФ так и называется «Уклонение гражданина от уплаты налога». Терминологическое сочетание налог на прибыль также вполне понятно на обиходном уровне. Предлагаемое же в «Комплексном словаре» толкование сразу вызывает вопросы: что такое прямой налог, что ему противостоит и т. п.
Между тем эксперт отмечает, что эти актуальные составные термины «убедительно истолкованы» (с.90 отчета).
Тридцать четыре из сорока шести фигурирующих в отчете языковых единиц, показывающих актуальную лексику из различных сфер деятельности, имеются в БАС. Лексемы допинг-контроль, антивирусныйэкосфера, виндсёрфингист, протеинотерапия, генокод хотя и отсутствуют в БАС, но представляют собой единицы, которые образуются по стандартной модели и не вызывают трудности при восприятии. Компоненты этих единиц (допинг, контроль, анти, вирусный, эко, сфера, виндсёрфинг, протеин, терапия, ген, код,) объясняются в БАС. В БАС отсутствуют только узкоспециальные банкинг, бенефикация, мироточить (при наличии мироточивый), окормлять, экстерриториальность, алармизм, биоцид, кайтинговый, пи-мезоны, скруббер. Думается, что они не могут повлиять на использование языка в качестве государственного.
Академические словари серии «Новые слова и значения» по объему содержащейся в них информации значительно превосходят «Комплексный словарь». В качестве примера дадим слово банкинг.

Комплексный словарь

Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалампрессы и литературы 90-х годов ХХ века.

ба́нкинг, а, только ед., м.
[англ. banking]
Фин. Банковское дело, банковская деятельность; проведение платежей и предоставление кредитов и капитала частным лицам, организациям и государству. Сотовый банкинг. Мобильный банкинг. Система электронного банкинга. Современный банкинг немыслим без информационных технологий.

Ба́нкинг,а,м. Осуществление, обслуживание банковских операций (проф.). Состоится международная бизнес-конференция с участием американских специалистов по международному банкингу. Ком.1994,47. Уничтожение центробанка не привело к системе свободного банкинга. Сег 22.5.96. □ И н в е с т и ц и о н н ы й  б а н к и н г.  Услуги банка по организации и размещению выпуска ценных бумаг своих клиентов, сопровождению их выхода на рынок. Мы договорились с группой хороших ребят, из которых половина наши, а половина – американцы, что будем совместно заниматься банкингом. Ком-D 28.10.95. Термин «инвестиционный банкинг» распадается на две смысловые части: это и услуги обычного коммерческого банка, и услуги на рынке инвестиций и капитала. Э, 1999,13. □ Те л е ф о н н ы й  б а н к и н г. Разновидность электронного банкинга (см. ниже), осуществляемого по телефону. Немецкий филиал этого банка уже в 1989 году ввел у себя телефонный банкинг и проведение операций через Интернет. Нед, 1997, 44. □ Э л е к т р о н н ы й          б а н к и н г. Система удаленного доступа к карточному счету, позволяющая из дома, офиса или другого места по Интернету (см.), мобильной связи или стационарному телефону получать информацию о состоянии счета и осуществлять платежи. – Наша главная цель остается неизменной на протяжении вот уже многих лет – построение завершенной системы электронного банкинга. ЭиЖ, 1999, 43.
– ФИ 21.9.95 (оффшорные центры, .. привлекательные для б-а); Сег 21.10.95 (отдел инвестиционного б-а), 22.5.96 (не привело к системе свободного б-а). – Англ. banking.

На этом фоне несколько странным выглядит следующий упрек эксперта «Комплексного словаря» академическим словарям: «Большинство устойчивых словосочетаний, толкуемых в словаре, являются терминами. Нередко попадая в академических словарях в зону иллюстраций, они теряют свойственную термину точность определения, чего удалось избежать авторам Комплексного словаря» (с.90 отчета).
Словарь перенасыщен иноязычной лексикой. Более того, в словаре, заявленном в качестве источника, фиксирующего нормы современного русского литературного языка как государственного, истолковываются и не освоенные русским языком иностранные образования, например, arm-wrestling, businesscasual, freelance, triple, zoom., что можно воспринимать как узаконивание такого рода употребления. 
В заключение эксперта о «Комплексном словаре» не раз отмечается, что это в большинстве своем словарь заимствованной лексики, причем терминологической. Кроме приведенного выше высказывания укажем на следующие: «В результате в Комплексном словаре обнаруживается численное превосходство терминологии, преимущественно заимствованной, над другими разрядами лексики» (с.89 отчета), «Заимствованная лексика составляет активную часть словника» (с.90 отчета),  Но весьма странно, что при этом у эксперта не возникает желания задаться вопросом, почему же название словаря не отражает его содержание, а также не появляется даже мысль о переименовании этого лексикона.

Составители «Комплексного словаря» совершенно забыли о том, на что обращали внимание еще в XIX веке. Мы имеем в виду высказывания А. А. Потебни о разграничении ближайшего и дальнейшего значения слова. Позднее о различении формального и содержательного понятий говорил и С. Д. Кацнельсон. Вспомним также весьма примечательное замечание И. Ферхаара на 9-м Международном лингвистическом конгрессе: "То, что, например, мыслится вместе со словом “тюрьма”, будет различным у архитектора, адвоката, заключенного, чиновника, пересматривающего приговоры, или человека, живущего на другой стороне улицы. Но значение, которое “вдумывается” в слово “тюрьма”, совершенно одно и то же у всех этих людей и вообще у всех носителей английского языка» [Цит. по 2, 146]. Толковый словарь как раз и должен отразить последнее. Нельзя говорить с рядовым пользователем на языке представителя той или иной профессии.

Общенародный язык и терминологическая система – это разные вещи. В. Сейбике метко заметил: «Все профессиональные языки – побеги от одного корня, растущие на иной интеллектуальной почве, нежели общенародный язык» [9, 70]

Поэтому особо подчеркнем: толковый словарь не может заменить терминологический. Попытка соединить коня и трепетную лань (в предисловии к словарю читаем: «В “Комплексном словаре” представлены в их взаимодействии три различных компонента: собственно лексикографические данные, терминологические и энциклопедические» – с.4) изначально была обречена на неудачу.

 

Если признать, что именно этим словарем надо руководствоваться во исполнение закона «О государственном языке Российской Федерации», то, чтобы подтвердить свое владение государственным языком, придется усвоить формулировки следующих данных в КНС законов: Архимеда, всемирного тяготения, сохранения массы, больших чисел, законов механики Ньютона, периодического закона, в совершенстве владеть конфессиональной лексикой, знать виды ценных бумаг, а также уяснить, что такое аллохтоны, гудвилл (гудвил), левередж (леверидж), репозиция, суффозия, терабайт, трип-хоп (трипхоп), фандрайзер, штендер, эрратив, эсхатология, этиоляция, ВАС, ГУРЖА, ГФ, ГЭЭ, ОТП, ОВЗ, СЭГ, ТФК  и многое другое подобное (соответственно запомнить двоякое написание ряда лексем), занимающее чуть ли не половину словаря. А представьте себе, что теперь чиновники, проштудировавшие этот словарь и сдавшие в СПбГУ экзамен на владение государственным языком в том его виде, как его представляют университетские филологии, будут изъясняться с вами в устной и письменной форме на таком языке, вернее на этаком арго, а в дополнение ко всему еще и использовать жаргонную лексику наподобие тех слов, которые были приведены выше.

Не случайно кафедра русского языка МГУ, детально проанализировавшая КНС, пришла к выводу, что  «данный словарь ни в коей мере не является “нормативным словарем современного русского языка как государственного”. Он очень выборочно и непоследовательно отражает русскую лексику и ориентирован в первую очередь на фиксацию заимствований и вариантов. Специфика русского языка “как государственного” в нем не отражена и не могла быть отражена, так как она предварительно не обсуждена и не выявлена». Не считает его нормативным и один из тех, под чьим руководством осуществлялось его создание.  Вот выдержка из выступления С. И. Богданова на заседании Межведомственной комиссии по русскому языку, где он представлял создаваемый в СПбГУ «Комплексный нормативный словарь современного русского языка»: «По словам Богданова, издание фиксирует факты "абсолютно современной русской речи", во многих случаях норма еще не устанавливалась [Выделено нами. – Л. К.]. В частности в него вошли слова "фриланс" и "айсикью" (freelance, ICQ)» [http://ria.ru/education/20091021/189939738.html] . А вот еще: «Сергей Богданов подчеркивает, что в комплексном словаре не будет провозглашаться никаких новых норм [Выделено нами. – Л. К.]. Его особенность в энциклопедическом характере информации, большом объеме юридической, финансовой, компьютерной и конфессиональной терминологии. В том числе не только православной, но и мусульманской, буддистской"» [http://www.rg.ru/2009/10/30/slovar.html].

Непонятно, почему же словарь назван нормативным. Непонятен и сам исходный замысел такого словаря. Почему словарь, содержащий всего лишь 25 000 слов и устойчивых выражений, появившихся в начале XXI века или вызывающих трудности словоупотребления, должен служить комментарием к закону о государственном языке?
Как отмечается в отзыве кафедры русского языка, «представляется, что Федеральный Закон если и нуждается в особом словаре, то эту роль должен выполнять единый базовый словарь, на который закон мог бы опираться и по отношению к которому все остальные словари, в том числе и анализируемый, носили бы дополняющий характер. С точки зрения авторитетности желательно, чтобы такой словарь был академическим, т.е. продолжал традицию словарей, издававшихся Российской академией наук с XVIII века».  Но, как ни странно, ни один академический словарь (несмотря на неоднократные указания в отчете, что именно академические словари являются базовыми, основными и т.п.) не удостоился чести быть признанным годным для государственных нужд. И это при том, что автор рецензии на  КНС отмечает, что  «комплексный словарь (в его лексикографической, в отличие от энциклопедической части ) вполне может служить инструментом исполнения закона о русском языке, дополняющим базовые академические и специальные словари в тех ситуациях, когда русский язык выполняет функцию государственного русского языка» (с.94 отчета).
Но несмотря ни на что, в отчете было признано, что КНС «полностью  соответствует требованиям, которые предъявляются к грамматикам, справочникам и словарям, содержащим нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации». И это при том, что данный лексикон – «Комментарий к Федеральному закону “О государственном языке Российской Федерации”. Часть 2: Нормы современного русского литературного языка как государственного (Комплексный нормативный словарь современного русского языка)». Санкт-Петербург, 2011 – еще не вышел из печати, работа над ним продолжалась еще и в 2012 году. В то же время относительно БАС, высоко оцененного экспертом («по объему словника, глубине семантической разработки слова, количеству и охвату иллюстративного материала является вершиной отечественной лексикографии» – с.110 отчета), делается вывод о том, что «оценку этому изданию можно будет дать только после выхода из печати последнего тома». Кроме того, непонятно, почему же на словари, признанные сотрудниками СПбГУ в отчете по госконтракту «не соответствующими требованиям,  которые предъявляются к грамматикам, справочникам и словарям, содержащим нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации»,   предлагается опираться при преподавании курса повышения квалификации специалистов и преподавателей по вопросам функционирования русского языка как государственного языка Российской Федерации, причем сотрудниками все того же СПбГУ  . В чем же дело? Почему? Да только по той причине, что экспертизу словарей и справочников проводили те, кто создавал данный словарь.  Ну как тут не вспомнить поговорку Всякая Фаля сама себя хвалит.
Что же касается вопроса, поставленного в заголовке данной статьи, то ответ, на наш взгляд, напрашивается сам собой: такой словарь не нужен.

Литература

  1. Клушина Л. ЙогУрт нам не нужон! / Газета «Вечерний Петербург», 23 декабря 2009.
  2. Леонтьев А. А. Язык и речевая деятельность в общей и педагогической психологии: Избранные психологические труды. – М., 2001.
  3. Ляшенко Н. В.. Русский язык как государственный язык Российской Федерации: конституционно-правовой анализ. АКД, М., 2004.
  4. Потиха З. А., Розенталь Д. Э. Лингвистические словари и работа с ними в школе. М: Просвещение, 1987.
  5. Скворцов Л.И. Нормативно-стилистический словарь в системе нормативной лексикографии //  Национальная специфика языка и ее отражение в нормативном словаре: Сб. статей. М.: Наука, 1988.
  6. Скляревская Г. Н. Давайте говорить правильно! Лексика православной церковной культуры: Краткий словарь-справочник. СПб.: Филологических. фак-т СПбГУ, 2005.
  7. Словарь русского языка: в 4-х т. / Под ред. А. П. Евгеньевой. 2-е изд., испр. и доп. М.: Русский язык, 1981–1984.
  8. Щерба Л. В. Литературный язык и пути его развития (применительно к русскому языку) // Щерба Л.В. Избранные работы по русскому языку. М., 1957.

 9.    Seibicke W. Fachsprache und Gemeinsprache // Muttersprache. 1959


«В тех случаях, когда расшифровка затруднена, а слово необщеупотребительное, то сложносокращенные слова решительно вредны, так как непонятны. […] Подобные слова недопустимы в литературном языке и возможны только в узких заинтересованных кругах, образуя своего рода арго» [8, 137].

СПбГУ участвует в реализации еще одного проекта ФЦП «Русский язык» – «Разработка и реализация программ повышения квалификации специалистов и преподавателей по вопросам функционирования русского языка как государственного языка Российской Федерации». На сайте gramma.ru в разделе «Программа “Русский язык как государственный”» читаем:
Вопрос 10: Какие словари целесообразно использовать при преподавании курса?

 

Ответ:   Ответ на это вопрос дан в модуле № 16. В частности – толковые словари («Толковый словарь русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова, «Словарь русского языка: В 4-х т. под. ред. А. П. Евгеньевой, «Большой академический словарь русского языка» — история изданий; однотомный «Толковый словарь русского языка» под ред. С. И. Ожегова и С. И. Ожегова, Н. Ю. Шведовой), а также их частные виды (словари новых слов, словари иностранных слов, диалектные словари), аспектные словари (словари синонимов, антонимов, омонимов, паронимов и т. п.), фразеологические словари; этимологические, исторические словари; словари языка писателя; словари сочетаемости, словообразовательные, орфоэпические, частотные [http://gramma.ru/RG/ar.php]. 

 


Правовое положение русского языка в государствах – участниках  Содружества Независимых Государств
Н. В. Ляшенко
Московский институт права
The legal status of the Russian language in the States - participants of the Commonwealth of Independent States
N. V. Lyashenko
Moscow Institute of law

Summary. At the present time, in many States - participants of the Commonwealth of Independent States is the reduction of the use of the Russian language in education, culture, information and other spheres of society.The bodies of legislative and Executive authorities, public organizations of Russia are taking measures to enhance the prestige of the Russian language in these States : developing a special program, organize courses, conferences, festivals, provide material assistance to educational institutions. These measures will gradually give positive results.

Вопросы правового положения русского языка и его носителей на пространстве Содружества Независимых Государств (СНГ) сохраняют для России  актуальность и в наши дни.
Это обусловлено тем, что русский язык является, во – первых,  важнейшим фактором обеспечения государственных интересов и государственной безопасности; во – вторых, это язык жизнедеятельности миллионов российских соотечественников ближнего зарубежья; в – третьих, русский язык является сильнейшим интегрирующим фактором на постсоветском пространстве.
Русский язык является одним из шести  языков Организации Объединенных Наций  и по степени распространенности занимает пятое  место в мире после английского,  китайского,  испанского и арабского  языков.
В Уставе  Содружества Независимых Государств   русскому  языку придан статус  рабочего  языка   Содружества  (ст.35).
Вместе с тем правовое положение русского языка и его носителей в этих государствах  остается достаточно  сложным.
Распад  СССР, первые шаги становления новых государств из числа бывших союзных республик, поиска национальной идентичности достаточно часто сопровождались отторжением русского языка вплоть до полного отказа от русского культурного наследия. Несмотря на то, что более 25 млн. русскоязычного населения проживает в странах  СНГ,   языковая политика этих государств    до сих пор  в основном строится  на приоритете развития  титульного государственного языка,  хотя формально в нормативных правовых актах, как правило,  провозглашается поддержка языков всех народов, проживающих на территории этих государств.  
В результате за прошедший период количество  обучающихся русскому языку в государствах – участниках  СНГ  сократилось более чем на 2 млн. человек,  и этот негативный процесс   в ряде  государств продолжает   активно развиваться.
Такое положение объясняется, прежде всего, тем, что вопросы сохранения,  изучения и использования русского языка в этих государствах  не находят  должного   закрепления  на законодательном уровне, что приводит к дальнейшему сокращению русскоязычного пространства и ущемлению прав носителей  русского языка, особенно в вопросах трудоустройства.
В настоящее время  только в трех государствах – участниках  СНГ русский язык приобрел статус государственного или  официального языка.
Так, в  Республике Беларусь русский язык наряду с белорусским является государственным языком. Решение о придании русскому языку статуса государственного языка было принято в республике в 1995 году на всенародном референдуме.
В Киргизской Республике русский язык получил статус официального языка в соответствии с Законом Киргизской Республики от 25 мая 2000 года «Об официальном языке Киргизской Республики». В декабре 2001 года была внесена соответствующая поправка в Конституцию Киргизской   Республики, после чего указанный закон стал конституционным.
В Республике Казахстан русский язык в соответствии с Конституцией Республики Казахстан и Законом Республики Казахстан от 11 июля 1997 года «О языках в Республике Казахстан» применяется наряду с государственным языком республики. Однако это не означает, что русский язык  широко и в обязательном порядке используется во всех общественных  сферах.
Кроме того, на территории  Гагаузии  (Гагауз Ери), являющейся автономным образованием  Республики Молдова, официальными языками  являются молдавский, гагаузский и русский языки, а на территории другого автономного образования данной республики – Приднестровья – молдавский, украинский и русский.
В Конституции Автономной Республики Крым предусмотрена публикация нормативных правовых актов на украинском, русском и крымско – татарском языках.
Отдавая должное разумной языковой политике руководства  названных государств, следует отметить  тот факт, что в  законодательстве этих государств  в основном констатируется правовое положение языков  и еще  недостаточно  внимания уделяется  необходимому соотношению и качеству   изучения и использования русского,  титульного государственного и других национальных языков. Это  приводит в ряде случаев к снижению уровня освоения и применения  русского и других  языков и, и как следствие, к  недовольству соответствующих национальных групп.
Что касается остальных государств – участников СНГ, то русский язык в них  имеет статус языка национальных меньшинств или   иностранного языка и в основном  употребляется в качестве  языка  межнационального общения.
Такое положение русского языка противоречит Модельному закону «О языках», принятому 4 декабря 2004 года Межпарламентской Ассамблеей государств – участников СНГ. В соответствии с п.3 статьи 2 данного Модельного закона «русский язык, традиционно являющийся средством межнационального общения, имеет статус официального языка Содружества Независимых Государств (далее – официальный язык СНГ) в соответствии с законодательством государства – участника СНГ».
Следует также отметить тот факт, что в большинстве государств – участников СНГ  недостаточно активную работу по сохранению, изучению и   распространению  русского языка проводят средства массовой информации, научные, учебные,  общественные организации, а также само русскоязычное население.
В результате в большинстве новых независимых государств наблюдается значительное сокращение  числа русских школ, центров русского языка и культуры, русскоязычных средств массовой информации.
По данным Международного агентства «Евразийский монитор», уровень владения русским языком и его распространенности в разных государствах существенно различается. Так, в Беларуси он составляет 77 %, Украине – 65%, Казахстане – 63%.
В Кыргызстане, Молдове, несмотря на доминирование языка титульной национальности, значительная часть  населения владеет русским языком и использует его в общении.
В Азербайджане, Армении,  Грузии,  Таджикистане  свободно владеет русским языком не более трети населения. В этих государствах крайне мало  русских школ и классов. К сожалению, в этих государствах сохраняется тенденция к ущемлению русского языка на законодательном уровне. Так, в Национальном Собрании Армении разработаны   поправки к Закону о языке и Закону об образовании, касающиеся вопросов  обучения и воспитания исключительно  на армянском языке.
Особенно остро обстоит дело с изучением и применением русского языка в   Украине, хотя потребность в нем   среди населения этой республики достаточно велика.  По данным переписи населения Украины, русский язык, кроме 17,3% этнических русских, считают родным 88,5% греков, проживающих в республике, 83% евреев, 64% немцев, 62,5% белорусов, 58,7% татар, 54,4% грузин, 14% украинцев.
Однако органы государственной власти Украины проводят активную и  последовательную политику по вытеснению русского языка из таких сфер, как  образование, культура,  государственное управление,  массовая коммуникация, реклама, судопроизводство.
На  сегодняшний день в Украине не осталось ни одного высшего учебного заведения с русским языком обучения, резко сократилось количество школ с преподаванием на русском языке, русский язык не вошел в обязательную, инвариантную составляющую типового учебного плана начальной и средней школы с украинским языком обучения. В нарушение прав русскоязычного населения на получение информации на  родном языке  многие литературные  произведения русских авторов, кинофильмы, теле- и радио передачи,  научные труды  переводятся  с русского на  государственный  украинский язык. В последние годы в Украине наблюдается снижение  уровня  знания русского языка у молодежи.
Следует подчеркнуть, что сегодня  на достаточно высоком  уровне ведется образование на русском языке лишь в Республике Беларусь.
Проведенные  Институтом стран  СНГ  и Институтом проблем диаспоры и интеграции   исследования показали, что в Армении,  Кыргызстане, Молдове, Украине более половины опрошенных лиц высказались за придание русскому языку статуса  второго государственного языка. При этом настораживает факт, что молодое поколение соотечественников в возрасте до 24 лет  начало смиряться  с существующим  в этих государствах положением русского языка как языка национального меньшинства.
Исследования показали, что во всех государствах – участниках СНГ русский язык востребован как средство общения с русскоязычными согражданами на работе и в быту. Это  свидетельствует о сохранении и значимости русскоязычной среды во всех новых независимых государствах. Особенно выделяется  населением этих государств коммуникативная функция русского языка как средства международного общения. При этом русский язык продолжает осуществлять гуманитарную функцию, поскольку он необходим для чтения литературы на русском языке, в том числе профессиональной,  а также дает возможность приобщения к русской культуре.
Особенно высок запрос на изучение русского языка  в Армении,  Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане.
Совершенно очевидно, что игнорирование или принижение роли русского языка в странах СНГ не могут не отразиться  отрицательным образом  на  состоянии образования и культуры всего  населения,  а также на положении русского и других  народов в этих странах.
Какие же меры принимают органы законодательной и исполнительной власти, общественные организации  Российской Федерации   по сохранению, развитию и распространению  русского языка в странах СНГ?
Прежде всего,  необходимо отметить, что  в Российской Федерации  правовое положение русского языка закреплено в Конституции Российской Федерации,  Законе Российской Федерации от 25 октября 1991 года № 1807-1 «О языках народов Российской Федерации», Федеральном законе от 7 июля 2004 года № 79 – ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», Федеральном  законе от 1 июня 2005 года № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации», Федеральном законе от 29 декабря 2012 года  №  273 – ФЗ   «Об образовании в Российской Федерации».», 
Вопросы сохранения,  развития и использования  русского языка, выступающего  в качестве языка межнационального общении,  нашли свое отражение   в Федеральном законе от 17 июня 1996 года  № 74 - ФЗ  «О национально-культурной автономии», Федеральном законе от 30 апреля 1999 года № 82 – ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», Федеральном законе от 24 мая 1999 года №  99 – ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» и   ряде других нормативных правовых актах.
Во многих законах Российской Федерации  и ее субъектов содержатся нормы о всесторонней защите и поддержке русского языка,  повышении качества преподавания русского языка в системе общего, профессионального и высшего образования, обеспечении содействия изучению русского языка за пределами Российской Федерации.
Во исполнение  Федерального закона от 1 июня  2005  года № 53  – ФЗ «О государственном языке Российской Федерации»  Правительство Российской Федерации приняло Постановление от 23 ноября 2006 года № 714 «О порядке утверждения норм современного литературного русского языка при его  использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации», которое нацелено на поддержку чистоты русского языка.
В ст.3  нового  Федерального  закона  от 29 декабря 2012 года № 273 – ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» предусмотрено «создание благоприятных условий для интеграции системы образования Российской Федерации» с системами образования других государств на равноправной и взаимовыгодной основе».
В настоящее время в Российской Федерации уделяется большое внимание проблемам получения гражданами государств – участников СНГ высшего профессионального образования на русском языке по российским стандартам.
В вузах  России обучается  более 70 тысяч студентов из этих государств. Министерством образования и науки Российской Федерации выделило на 2009 – 2010 учебный  год около 4100 государственных стипендий для граждан СНГ, что на треть больше, чем в 2007 году. Как правило, половина квоты отводится соотечественникам. Однако практика показывает, что  квоты СНГ используются не полностью. Одна из причин заключается в том, что значительная часть этих мест предоставляется в городах, удаленных от страны проживания абитуриента, причем расходы на проезд к месту учебы бюджетом Российской Федерации не предусматриваются. Другая причина заключается в отсутствии системных мероприятий по продвижению российского образования на рынке образовательных услуг государств – участников Содружества.  
Большое значение для поддержки и  распространения  русского языка и российской культуры  как в России, так и  в других государствах – участниках СНГ,   имеет долгосрочная  Федеральная целевая программа «Русский язык». На реализацию указанной  программы  на 2011 – 2015 годы  выделено 2, 5 миллиарда рублей. Благодаря этой программе Росзарубежцентру  удалось пополнить библиотечные фонды российских центров науки и культуры (РЦНК)  современной справочной и художественной литературой,  оснастить эти центры  компьютерными классами.
Вопросы сохранения, развития и распространения  русского языка в государствах – участниках  СНГ и других странах мира постоянно  находятся  в  поле зрения обеих палат   Федерального Собрания  Российской Федерации.
Так, за прошедшее десятилетие  в Государственной Думе  прошли  парламентские слушания на тему: «Состояние и перспективы законодательного регулирования языковых отношений в странах СНГ»; «О проблемах сохранения, применения и развития русского языка за рубежом»; «О положении  русскоязычных СМИ в государствах – участниках СНГ и Балтии».
Особое внимание участники парламентских слушаний уделили работе СМИ в государствах – участниках СНГ. В настоящее время в этих государствах  самыми востребованными являются российские  электронные средства массовой информации -     радио и телевидение. Однако  во многих постсоветских  государствах установлены квоты национального государственного языка в сетке вещании, что существенно  ущемляет интересы русскоязычного населения.
В этой сложной ситуации большую роль в  обеспечении русскоязычного населения информацией  играют профессиональные сообщества, объединяющие русскоязычные СМИ на пространстве Содружества, в том числе Совет руководителей государственных информационных агентств Содружества, Межгосударственный  совет по сотрудничеству в области периодической печати, книгоиздания, книгораспространения и полиграфии, Совет  руководителей государственных и общественных телерадиоорганизаций  государств – участников СНГ, Межгосударственная  телерадиокомпания  «Мир».
17 декабря  2009 года  в Совете Федерации состоялось  заседание   «круглого  стола» на тему «Гуманитарное сотрудничество – важный фактор развития интеграционных процессов и укрепления позиций русского языка на пространстве Содружества Независимых Государств».
На заседании констатировалось, что сужение употребления русского языка как языка межнациональной коммуникации неизбежно ведет к межкультурному разобщению народов России и других государств – участников СНГ.
Кроме того, происходящая в наши дни переориентация ряда стран Содружества в сторону других внешнеполитических партнеров нередко подкрепляется принципом большей языковой близости, в первую очередь, для тюркоязычных государств. В этой связи усилия по поддержанию русскоязычного пространства должны сопровождаться  более активной пропагандой русской культуры во всем ее  многообразии.
Серьезной проблемой остается  достаточно низкий уровень  преподавания русского языка  в   государствах  Содружества, что связано, прежде всего,  с необеспеченностью учебных заведений квалифицированными кадрами и отсутствием возможности у преподавателей русского языка  повышать свою квалификацию. Перед Российской Федерацией стоит задача оказания  содействия в открытии  русских общеобразовательных школ в государствах – участниках СНГ и их дальнейшей  материальной  поддержке. 
Требует значительного улучшения  качество  образовательных услуг в филиалах российских вузов, работающих в государствах – участниках СНГ.
В ходе проведения «круглого стола» подчеркивалось, что на сегодняшний день не во всех государствах – участниках СНГ открыты российские центры науки и культуры,  в задачу которых входит продвижение и расширение использования русского языка. Препятствием в работе по созданию РЦНК в Беларуси, Кыргызстане, Таджикистане и Туркмении является затягивание согласования федеральными органами исполнительной власти Российской Федерации проектов соответствующих межпарламентских соглашений.
В положительном ключе была отмечена деятельность пяти российско – национальных (славянских) университетов: в Азербайджане, Армении, Беларуси, Кыргызстане  и Таджикистане, а также Приднестровского государственного университета имени Т.Г.Шевченко. В данных вузах обучается почти 40 тысяч студентов.
Однако не все из указанных вузов работают по российским образовательным стандартам. Так, Российско – Армянский (Славянский) университет в обучении использует национальные армянские стандарты, при этом выдавая дипломы российского образца.
Следует отметить, что в Российской Федерации развиваются новые направления  по поддержке русского языка за рубежом  с учетом не только интересов пользователей русского языка, но и интересов государств – партнеров России. В рамках гуманитарного фонда СНГ, например,  разработана программа по написанию и изданию двуязычных учебников и учебных пособий, словарей и другой научной и  методической литературы.
За последние годы Российская Федерация усилила  материальную  поддержку школ и классов с изучением русского языка  в  государствах – участниках  СНГ.
Так, только  в 2010 году 14 армянским школам с углубленным изучением русского языка были переданы комплекты учебников на русском языке, направленные в Армению в виде гуманитарной помощи (более 7500 книг).
Посольством России в дар Министерству образования Туркменистана  передано 21600 экземпляров учебников для русских классов туркменских школ.
Русскому культурно – образовательному центру, открытому в Брестском государственном университете имени А.С.Пушкина, предано около 300 экземпляров книг  по русскому языку и литературе, российской истории и культуре, аудио – и видеокассеты по методике преподавания этих предметов.
Положительный пример  по сохранению, поддержке и развитию русского языка за рубежом показывает   Правительство Москвы. Высоко оценены соотечественниками такие традиционные для Москвы формы поддержки русского языка, как проведение Открытой международной олимпиады зарубежных школьников по русскому языку, Международного совещания директоров школ с русским языком обучения, курсов повышения квалификации и стажировки преподавателей на базе столичных образовательных учреждений, программ «Стипендия Мэра Москвы», «Московский аттестат».
Как показали социологические исследования,  проведенные в 2009 году Институтом стран СНГ  в четырех постсоветских государствах Центральной Азии – Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане,  - большинство российских  соотечественников  уверены в  сохранения молодым поколением русского языка как родного языка.  Большинство опрошенных в этих странах считают, что Россия должна развивать связи с соотечественниками. При этом наибольший рейтинг получили культурные связи, учебные программы на русском языке, молодежные программы.
Значительным событием явилось расширенное  заседание Комитета Государственной Думы по делам СНГ и связям с соотечественниками, которое  состоялось 18 января 2010 года на тему: « О работе российских центров науки и культуры за рубежом по сохранению русского языка, культуры и поддержке российских соотечественников, проживающих в государствах СНГ».
На заседании была отмечена большая работа по укреплению и продвижению позиций русского языка на пространстве СНГ Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество).
Россотрудничество поставило перед собой цель придать этой работе системный характер, объединив усилия всех заинтересованных организаций, включая Министерство образования и науки РФ, Министерство культуры РФ, Фонд «Русский мир».
Одним из путей повышения эффективности работы на этом направлении Агентство видит в разработке ведомственной целевой программы «Единая система курсового обучения русскому языку за рубежом», а также создание на базе РЦНК учебно – методических центров русского языка.
Кроме того, Агентство будет выступать в качестве государственного заказчика в разделах «Поддержка русского языка как основы развития интеграционных процессов в странах СНГ и «Удовлетворение языковых и культурных потребностей соотечественников за рубежом» Федеральной целевой программы «Русский язык» на 2011 – 2015 годы.
Практика работы на этом направлении показала, что для сохранения русскоязычного культурного пространства необходимы не только новые концептуальные подходы, но и разработка комплексных законодательных актов: Государственной концепции поддержки русского языка за рубежом; Концепции «Русская школа за рубежом». Особенно актуальна  в современных условиях Концепция  экспорта образовательных услуг Российской Федерации, определяющая основные принципы в области предоставления образовательных услуг, активизации интереса молодежи государств – участников СНГ и соотечественников к получению образования в российских вузах.
Нельзя не отметить активную работу  по укреплению позиций русского языка,  проводимую в последние годы научными, учебными и общественными  организациями ряда государств Содружества.
Так,  в марте 2010 года в общеобразовательной школе № 193 города  Минска   состоялось организованное при содействии Представительства Россотрудничества торжественное награждение белорусских школьников – победителей районных, городских и республиканских олимпиад гуманитарного цикла, а также их педагогов. Победителям олимпиад, детям и их учителям были вручены ценные подарки -  подарочные издания книг на русском языке.
В апреле 2010 года в Российском информационно – культурном центре в городе Баку  состоялась олимпиада по русскому языку и литературе среди учеников школ – участников проекта Министерства образования Азербайджанской Республики по углубленному изучению русского языка в азербайджанской школе, посвященная 65 – летию Победы в Великой Отечественной войне.
В столице Республики Казахстан Астане  в мае 2010 года прошли яркие и красочные мероприятия, посвященные Дню славянской письменности и культуры.
В Дни славянской письменности и культуры в мае 2010 года в Кыргыстане  по инициативе Общественного объединения кыргызстанских преподавателей русского языка и литературы был проведен Международный лингвистический форум «Русский язык – язык мировой науки и профессионального образования».
В  феврале  2013 года в Армении  в Центре развития русского языка проведен  конкурс «Русский язык и русские песни», в котором приняли участие 400 тысяч учеников.
Указанные в докладе мероприятия внесли определенную лепту в сохранении, изучении и использовании русского языка на пространстве СНГ, однако для того, чтобы русский язык выполнил миссию инструмента объединения новых государственных образований, требуется придание ему не декларативной, а полноценной функции языка межнационального и межгосударственного общения.   
12 декабря 2012 года в своем Послании Федеральному Собранию РФ   Президент Российской Федерации В.В.Путин поручил Правительству РФ представить предложения по реализации дистанционного образования на русском языке, которое должно быть доступно для молодежи Содружества. Как отметил Президент Российской Федерации, «важно поддержать школы  в СНГ и в  других государствах, которые ведут преподавание на русском языке, включая поддержку учителей, помощь с учебниками, материальной базой».
Проведенный  анализ правового положения русского языка в государствах – участниках СНГ  показывает, что необходима более активная и консолидированная работа в данном  направлении   всех заинтересованных государственных и общественных структур в этих государствах, что позволит не только укрепить престиж русского языка и оказать существенную поддержку нашим соотечественникам в реализации их прав и законных интересов, но и сохранить единое образовательное, культурное и информационное пространство на территории Содружества.
В настоящее время одним из важных  рычагов для повышения престижа и востребованности  русского языка в странах СНГ является  деятельность России в таких объединениях, как Таможенный союз трех государств – Российской Федерации, Республики Беларусь и  Республики Казахстан -, Международном экономическом форуме государств – участников СНГ, Фонде гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ и других международных  организациях на территории Содружества.


Социальный информационно-просветительский проект Омского государственного педагогического университета «Современный русский»
Т.Н. Скок
Омский государственный педагогический университет (Россия)

Social Information and Education Project of Omsk State Pedagogical University "Modern Russian"
T.N. Skok
Omsk State Pedagogical University (Russia)

Summary. Social information and education project of Omsk State Pedagogical University "Modern Russian" has been successfully operating since 2008. Eight fields of Practical Philology, addressed to a wide range of public, is popular among Russian and foreign users of the project. Efficient use of modern communication channels allows the university to attract public attention to the problems of preservation of cultural literacy and language. "The Modern Russian" is the winner of the All-Russian Competition of Intelligent Project "State", and was awarded the diploma of the XII National Award in Public Relations "Silver Archer", owner of the grant of the "Russian world" foundation.

Современные образовательные технологии в области филологии отличаются многообразием. Однако при этом нельзя сказать, что технологии эти доступны широкой аудитории, желающей повысить свой уровень грамотности и культуры речи. В этом смысле опыт Омского государственного педагогического университета уникален, ибо по комплексу мероприятий в сфере практической филологии социальный информационно-просветительский проект «Современный русский» не имеет аналогов ни в России, ни за рубежом.
За свои достижения в деле популяризации грамотности среди населения в 2009 году проект был награжден дипломом в номинации «Лучший проект» XII Национальной премии в области развития общественных связей «Серебряный Лучник». Материалы проекта ОмГПУ вошли в сборник «Инновационная Россия» и опубликованы на страницах журнала «Стратегия России» после победы во Всероссийском конкурсе интеллектуальных проектов «Держава», организованном Общественной палатой Российской Федерации, фондом «Русский мир» и фондом «Единство во имя России». В 2011 году проект получил грантовую поддержку фонда «Русский мир», а в 2012 стал победителем Всероссийского конкурса PR-проектов по сохранению и укреплению позиций русского языка в Российской Федерации. Конкурс проведен по инициативе Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках мероприятий сопровождения Федеральной целевой программы «Русский язык». В 2013 году «Современному русскому» исполняется пять лет: для социального проекта срок существования весьма существенный.
Возникший в 2008 году на базе филологического факультета ОмГПУ, проект обозначил главную цель - повышение статуса современного русского языка среди его носителей, развитие интереса к культуре речи среди населения, противодействие  губительным для русского языка и культуры в целом тенденциям снижения грамотности, получившим в последнее время значительное распространение. Были открыты первые четыре направления практической филологии. Теперь их уже девять
Использование новейших коммуникационных технологий позволило вовлечь в работу проекта очень широкую аудиторию как в России, так и за рубежом. Все практические направления проекта адресованы широким массам общественности, доступны различным возрастным и социальным категориям граждан, разнообразны по тематике и реализуются с использованием новейших коммуникационных технологий.
На сегодняшний день успешно функционируют девять направлений проекта.
«Чисто по-русски!» - это одно из первых направлений, которое сразу же обрело популярность среди населения. Его реализация стала возможной благодаря омскому рекламному агентству «Легион-ТВ», которое откликнулось на предложение ОмГПУ стать партнёром вуза в реализации социального проекта, повышающего уровень языковой компетенции населения. В эфире своего мобильного телевидения в общественном транспорте среди рекламного материала «Легион-ТВ» стал демонстрировать просветительские ролики ОмГПУ различной тематики. СМИ регионального и федерального уровня охотно и широко анонсировали данное направление, благодаря чему о провинциальном социальном проекте узнало население всей России.
Каждый тридцатисекундный видеоролик, выполненный при соблюдении стилевого единства (цветовое и звуковое оформление работает на узнаваемость и запоминаемость), имеет свою тематику. Тематическое обновление происходит раз в неделю: «Склоняем правильно!», «Сочетаем правильно!», «Что такое? Кто такой?», «Осторожно: чужое слово!», «Что означаю наши имена?», «Что бы это значило?», «Говорим правильно!», «Сокровища фразеологии» и т.д. Образцы видеороликов можно увидеть на сайте проекта «Современный русский» http://www.oshibok-net.ru/blog/.
Реакция пассажиров общественного транспорта на просветительские ролики ОмГПУ самая положительная. По данным опроса свыше 90% пассажиров высоко оценивают просветительскую деятельность ОмГПУ в данном направлении. Охват целевой аудитории очень широк: по информации Департамента транспорта города Омска на 160 мониторах ежедневно просматривать ролики могут около 170 тысяч пассажиров автобусов. Основное количество с точки зрения возрастных характеристик составляют пассажиры в возрасте от 18 до 59 лет (80%). Сумма их мнений о просветительских роликах ОмГПУ сводится к следующему выводу: поездка стала более интересной и познавательной, благодаря проекту можно улучшить свой уровень знаний и расширить кругозор. Кроме того, каждый из роликов заканчивает предложением обращаться за бесплатной консультацией к лингвистам ОмГПУ в службу «Экстренной лингвистической помощи», чем многие омичи и пользуются в затруднительной языковой ситуации.
Экстренная лингвистическая помощь (ЭЛП) оказывается населению в рамках проекта с марта 2008 года. В будни с 10 до 16 часов (время омское) по телефону (3812) 23-44-84 и ICQ 583-621-708 желающие могут получить консультации лингвистов ОмГПУ по всем разделам языкознания. Сотрудниками проекта также осуществляется редактура текстов, присланных по электронной почте (bezoshibok@omgpu.ru). В 2011 году у направления появились новые каналы коммуникации: стена вопросов Ask.fm на сайте проекта и Skype.
Данное направление пользуется большой популярностью у основной целевой аудитории – омичей. Они и являются самыми активными пользователями горячей телефонной линии ЭЛП (около 95%). Звонки, ICQ-cообщения, вопросы в Ask.fm и Skype поступают также от жителей городов России, ближнего и дальнего зарубежья. По данным на 1 марта 2013 года в службу ЭЛП поступили вопросы от жителей 164 городов РФ и 136 городов ближнего и дальнего зарубежья. Чрезвычайно активны пользователи из Белоруссии и Украины. Всего за время работы службы зафиксировано 9812 звонков, 8196 ICQ-сообщений, 6544 вопроса на сайте Ask.fm/russian (13282 отметки «Понравилось»), итого свыше 24552 обращения (данные на 01.03.2013).
Традиционно самыми популярными являются вопросы по орфографии (35% от общего количества обратившихся), далее в порядке убывания следуют вопросы по следующим разделам: лексикология (19%), морфология (13%), пунктуация (10%), фонетика и орфоэпия (8%), синтаксис (5%), стилистика (3,6%), словообразование (2%), этимология (2%), вопросы по теории языка (0,2%). 2,2% составили вопросы, напрямую не относящиеся к русскому языкознанию (вопросы из области литературоведения, истории, психологии).

В службу обращаются люди разных возрастов (от 10 до 65 лет) и профессий: полицейские, сотрудники прокуратуры, работники заводов, государственные служащие, сотрудники министерств и ведомств, работники образования и социальной сферы, банковские служащие, журналисты… Молодое поколение чаще пишет сообщения в ICQ, людям постарше удобнее позвонить. Примерные данные количества вопросов от разных групп населения в процентах таковы: школьники – около 20%; студенты и молодежь – 25%; работающие граждане – 50%; пенсионеры – 5%.

Доля обращений от школьников за время работы службы значительно возросла (от 5-7% в 2008-2009 гг. до примерно 20% в 2013 г.), что связано с возросшей популярностью проекта, а также с продвижением услуг ЭЛП во время встреч с учащимися различных образовательных учреждений в рамках направления «Филологический класс». Так называемый «вирусный» маркетинг тоже сыграл свою роль: воспользовавшись помощью лингвистов, дети активно делятся впечатлениями со сверстниками. Учителя-словесники, знающие об ЭЛП, также рекомендуют детям прибегать к ее услугам. Обращения школьников в ЭЛП чаще всего связаны со сложностями в освоении программы по русскому языку, но есть и вопросы от любознательных юных филологов, всерьез занимающихся проблемами современного языкознания, пишущих исследовательские работы.

Студенчество и молодежная аудитория чаще удовлетворяют не учебные  потребности в сфере филологии, а расширяют с помощью ЭЛП свой кругозор. Более всего их интересуют новейшие заимствования или, напротив, этимология исконно русских слов. Часты также вопросы о пунктуации в сложных предложениях, о правильной сочетаемости и правописании слов. Именно эта аудитория является самой активной на сайте проекта в разделе Ask.fm, оставляя там свои вопросы и комментарии. Студенты ОмГПУ предпочитают получать помощь лингвистов напрямую, обращаясь непосредственно в штаб проекта.
Основной поток вопросов поступает от работающих граждан, которые при оформлении различных документов затрудняются склонять фамилии, согласовывать падежи, строить сложные предложения и соблюдать жанровые и стилевые особенности деловых бумаг. Доля людей пенсионного возраста сравнительно невелика, но при этом именно они наиболее ярко в своих обращениях проявляют социальную активность. Пенсионеры чаще всего сообщают в ЭЛП о замеченных в газетах опечатках, об ошибках в наружной рекламе, о засилье иностранных вывесок на омских улицах, о ляпах в теле- и радиоэфирах. Многие из них помогают внукам в выполнении домашнего  задания по русскому языку и обращаются в ЭЛП за консультацией. Нередки вопросы, связанные с художественной литературой: пенсионеры интересуются особенностями жизни и творчества отдельных писателей, просят разыскать и прочитать им стихи любимых поэтов.
Приведем фрагменты телефонного опроса, проведенного студентами филфака ОмГПУ среди пользователей ЭЛП. В качестве респондентов выступили 292 человека.

  • Как часто Вы обращаетесь за помощью в проект "Современный русский"?

Ответы: «Каждый день» - 1,03%, «Часто» - 34,6%, «Редко» - 6,8%, «По мере необходимости» - 57,57%.

  • Какой путь Вы предпочтете в затруднительной языковой ситуации: обращение к справочной литературе по лингвистике или звонок в ЭЛП?

Ответы: «Обращусь к справочной литературе» - 16,1%, «Обращусь в ЭЛП» - 83,9 %.

  • Рассказывали ли Вы об ЭЛП другим людям?

Ответы: «Да» - 97,9%, «Нет» - 2,1%

Телефонный опрос позволил выявить представителей следующих профессиональных групп: журналисты, педагоги, медицинские работники, чиновники, сотрудники полиции, работники промышленных предприятий, библиотекари, работники культуры и сферы услуг, предприниматели, офисные служащие, секретари, работники архива и военкомата, сотрудники ЗАГСов, военнослужащие, работники ЖКХ, писатели, ученые.

Третье направление социального проекта «Современный русский» относится к наружной рекламе, носит название «Цитаты из жизни» и призвано повысить статус русского языка путем ознакомления  населения с емкими и интересными высказываниями выдающихся деятелей науки, литературы и искусства, культуры и политики. В рамках проекта была разработана специальная стратегия отбора и подачи материала; выполненные  студентами специальности «Связи с общественностью» макеты билбордов с высказываниями А.С. Пушкина, И.С. Тургенева, К.Г. Паустовского и др. о русском языке, о любви к Отечеству, о пользе чтения были представлены мэру г. Омска, и в результате администрация города взяла на себя финансирование изготовления и размещения обновляемых рекламных щитов в различных городских округах.  Это направление проекта «Современный русский» попало под статус городской социальной рекламы и реализуется теперь при содействии Департамента информационной политики и общественных отношений и Управления дизайна городской среды и рекламы администрации города Омска.

Разработанные сотрудниками проекта макеты наружной рекламы были отмечены дипломом творческого конкурса на лучшую социальную рекламу, проведенного мэрией Омска. Билборды форматом 2х3 м выполнены в единой цветовой гамме проекта (сочетание красного, белого и черного цветов). Высказывания сопровождаются портретами авторов, в нижнем поле билбордов содержится указание на сайт проекта, указываются контактные данные службы экстренной лингвистической помощи.
По данным опроса общественного мнения, проведенного студентами-пиарщиками ОмГПУ на улицах города, 83% омичей положительно отзываются о социальной рекламе, популяризирующей грамотность, культуру речи, любовь к родному языку. Многие респонденты отмечали, что это убеждает их в неравнодушном отношении к проблеме сохранения чистоты языка со стороны государства. Некоторые заявляли, что их обеспокоенность по поводу снижения уровня грамотности была несколько нивелирована появлением такой социальной рекламы. В лице ОмГПУ люди увидели, по их словам, действенных единомышленников. Кроме того, омичи посчитали, что подобная реклама облагораживает облик города.
Четвертое направление информационно-просветительского проекта ОмГПУ – выпуск серии малоформатных (карманных) словарей-справочников под общим названием «За словом в карман». По заказу проекта сотрудники кафедры русского языка ОмГПУ и кафедры исторического языкознания и лингводидактики разработали серию карманных словарей делового человека под названиями «За словом в карман» (рекомендации по устному и письменному деловому общению), «Папка делового человека» (образцы деловых бумаг, краткие словари юридических и экономических терминов), «О склонении имен и фамилий» (краткая информация о русских и заимствованных именах и фамилиях, рекомендации по их склонению). Выпуски данного издания, распространяемого бесплатно, оказались весьма востребованными в деловых кругах Омска и других городов РФ, в том числе на предприятиях, в организациях, образовательных учреждениях, среди офисных служащих, пресс-секретарей, офис-менеджеров, редакторов, корректоров и т.д.
Среди организаций, выразивших желание получить в пользование удобные карманные словари-справочники, оказались Министерство образования Омской области, Министерство государственно-правового развития Омской области (Департамент записи актов гражданского состояния), Главное управление по делам печати, телерадиовещания и СМИ при Правительстве Омской области, Министерство строительства и жилищно-коммунального комплекса, Департамент образования города Омска, Военный комиссариат Омской области, ОАО «Газпромнефть-Омск»... Кроме того, бизнесмены Санкт-Петербурга, Новосибирска, Краснодара, Ангарска выписали наши справочные пособия для сотрудников своих организаций. Электронные варианты справочников находятся в открытом доступе на специальном сайте проекта.
С 2008 года у проекта «Современный русский» работает собственный Интернет-портал: сайт www.bezoshibok.ucoz.ru или www.oshibok-net.ru. Сайт во многом способствует расширению географии проекта, его активно посещают жители самых разных стран дальнего зарубежья: Германии, Чехии, Франции, Канады, Греции, США, Австралии, Испании, Италии, Финляндии, Норвегии и т.д. (всего более 90 стран, причем их список постоянно растет). И пятое направление проекта («Наши публикации» - научно-популярные статьи сотрудников ОмГПУ) получило возможность более широкого распространения и открытого доступа именно благодаря специальному сайту проекта. На сайте размещены публикации по проблемам филологического образования, материалы по этимологии, статьи для организации бесед на уроках словесности. Данное направление адресовано той большой части общественности, которая ощущает острую потребность в интересной и познавательной публицистике, побуждающей мыслить, анализировать, стимулирующей творческую и интеллектуальную активность читателей. На сегодняшний день создан и постоянно пополняется банк написанных в увлекательной форме публицистических статей преподавателей вуза по наиболее актуальным социальным проблемам современного общества («Живое слово. Великодушие», «Жинка, чилдрен, брателло и другие», «Экстренная лингвистическая помощь как средство выявления проблем лексикографической компетенции», «Шуринов племянник как зятю родня?», «Решение некоторых проблем делового письма в социальном проекте ОмГПУ «Современный русский, «Замуж выйти не напасть, как бы замужем не пропасть», «СМИ и Интернет. Без вины виноватые?»), всего около 30 просветительских статей и публикаций.
Также на сайте можно найти материалы из серии «Спрашивали? Отвечаем!» (обзор вопросов, поступивших в службу «Экстренная лингвистическая помощь»), «Склонение фамилий» (алгоритм для определения способа склонения, составленный на основе материалов словаря-справочника «О склонении имен и фамилий»), расширенную информацию о деятельности проекта, новостные материалы, фото-, видео- и аудиоархивы, записи радиопередач о русском языке и многое другое.
Для привлечения внимания молодежной аудитории активно стала использоваться группа проекта в социальной сети «ВКонтакте». В ней подписчики могут узнавать о новостях, размещенных на сайте oshibok-net.ru, а также просматривать видеоролики из серии «Чисто по-русски!». Информация о группе «ВКонтакте» размещена на сайте проекта, благодаря чему любой может вступить в группу и подписаться на новостную рассылку от проекта «Современный русский». В качестве интернет-рекламы в группе был размещен ролик, предлагающий услуги ЭЛП, под названием «Созвонимся» и радиоролик с неожиданным названием «Не мычи», популяризирующий чтение книг. Данные аудиоработы были отмечены дипломами  нескольких Всероссийских рекламных фестивалей в 2011 г.
Шестое направление - «Палитра русского языка» - появилось у проекта в начале 2009 года. Оно было организовано для расширения коммуникации и вовлечения в проект более молодой аудитории. Идея конкурса возникла в связи с желанием вовлечь детей в активную деятельность по популяризации грамотности, культуры речи, пользы чтения.  В 2009 и 2010 гг. при взаимодействии с преподавателями и воспитанниками омских художественных  школ и школ искусств удалось создать серию мультипликационных фильмов о русском языке. В 2011 году при грантовой поддержке фонда «Русский мир» был проведен конкурс рисунка и плаката, на который было представлено 139 замечательных детских работ. Специальными призами от фонда «Русский мир» было награждено 27 человек в двух возрастных категориях от 10 до 13 лет и от 14 до 17 лет. Лучшие работы юных художников выставлялись в залах областной научной библиотеки и на факультетах ОмГПУ, электронные версии рисунков размещены в открытом доступе на сайте проекта «Современный русский»: http://bezoshibok.ucoz.ru/photo/raboty_konkursa_palitra_russkogo_jazyka/17
Седьмым направлением проекта, позволяющим выйти на непосредственное взаимодействие с аудиторией, является «Филологический класс». Направление было организовано по инициативе школ, гимназий, лицеев и других образовательных учреждений города и области, желающих установить более тесное взаимодействие с проектом. Выезды коллектива сотрудников проекта  (профессорско-преподавательского состава и магистрантов филфака ОмГПУ) с публичными просветительскими лекциями, мастер-классами для преподавателей, конкурсными заданиями по филологии для разновозрастной аудитории имеют для учреждений образования и культуры особую ценность и способствуют активизации у представителей различных сообществ интереса к языку и культуре речи.
В условиях активного диалога со слушателями возникает взаимное доверие, идет открытое обсуждение и, как следствие, более глубокое понимание проблем филологического образования на современном этапе. Особенно радует неравнодушное отношение молодежи к предложенным для обсуждения темам. Учителя-словесники отмечают полезность таких встреч для формирования более целостного восприятия школьниками тонкостей филологии, что особенно ценно в условиях недостаточного количества уроков русского языка и литературы в современной российской школе. Отзывы детей можно прочитать, пройдя по ссылке: http://www.oshibok-net.ru/news/gimnazisty_o_proekte_sovremennyj_russkij/2011-04-22-139
В 2011 году запущено восьмое направление проекта - «Деловой русский». Это серии лингвистических тренингов для сотрудников омских предприятий и организаций. Тренинги по деловому письму и общению проводятся с использованием мультимедийного оборудования по специально разработанным с учетом специфики организации программам. По откликам участников этих тренингов (представителей технической интеллигенции, банковских служащих, работников нефтеперерабатывающей и пищевой промышленности), актуализация знаний по орфографии, пунктуации, устному и письменному деловому общению совершенно необходима. Занятия вызывают у аудитории живейший интерес, отзывы носят исключительно положительный характер.
Девятое направление проекта, возникшее в 2013 году, - совместный подпроект ОмГПУ и Омского государственного литературного музея им. Ф.М. Достоевского под названием «Знай наших!».  В рамках данного направления проводится сбор и размещение на сайте проекта информации о литераторах, чье творчество связано с Омским Прииртышьем. Размещенные в открытом доступе художественные тексты, литературно-критические статьи, биографические материалы, фотографии, методические рекомендации для учителей-словесников призваны сделать региональную литературу более доступной для читателя.
То, что университетский социальный проект работает уже пять лет, говорит о его востребованности и популярности среди населения. Многоплановая деятельность вуза в рамках практикоориентированных направлений весьма действенна, хотя и требуется для этого масса усилий со стороны преподавателей-энтузиастов. Однако хотелось бы заметить, что открытие даже одного из направлений (к примеру, бесплатной лингвистической помощи) вполне по силам любому вузу, имеющему филологический факультет. Универсальная и в то же время членимая структура проекта применима в любом городе и государстве, ведь проблема сохранения грамотности актуальна во всем мире.

 

Линия Лингвистического университета